Увидишь квинтян

Некоторое время назад я, в очередной раз перечитав Лемовское «Фиаско», вдруг словил просветление, и этим просветлением насчёт того, что в действительности происходит во второй части романа, собирался поделиться. Время идёт, немножко подзабылись детали, но я думаю, они не так важны — тут важен концепт, а детали — их приятнее додумывать самому в свете этой концепции, и удивляться, насколько всё сходится.

Предупреждаю: если не читали роман — воздержитесь от дальнейшего чтения этой заметки. Всё испортите. Сначала прочитайте роман. Слушайте, я вам даже немного завидую. Это гениальное произведение, хотел бы я снова прочитать его в первый раз!..

Итак, ключевая сцена, после которой я и начал что-то подозревать (только при третьем чтении, напоминаю) — это когда условный главгерой Марк Темпе стоит перед зеркалом и бормочет, глядя на своё отражение: «увидишь квинтян». Люди глядят на квинтян — а видят себя. И ничего другого увидеть не могут.

А теперь представьте, что вы — гриб. Целая цивилизация грибов, связанных корнями наподобие грибницы. У них нет понятия личности. У них нет понятия войны — с кем воевать? Живут они в симбиозе с местными насекомыми, которые заменяют им органы чувств и органы взаимодействия с материальной средой. Сами грибы что-то вроде разума этих насекомых, как и насекомые — это своеобразные отвязанные отростки грибов. Намёк на этот симбиоз нам даёт вставленный в сюжет ранний рассказ Лема про муравьиный шар. Развитие цивилизации, видимо, идёт через усовершенствование этой самой насекомьей части симбиоза — ну, очевидно, заодно с совершенствованием сознания самих грибов и, вероятно, их глубочайшего общинного внутреннего мира.

Сначала вы преобразовываете планету. В конце концов дело доходит и до ядерных испытаний, которые видели с корабля, и до терраформирования погоды на экваторе — очевидно, для грибов там было несколько суховато («грозы на нашей планете — частое явление»), поэтому они остроумно решили поднять на орбиту некоторое количество воды, чтобы обеспечить себе долгосрочный дождик. А может то, что приняли за взрывы и было механизмом подъёма воды. Таким образом, грибы распространили жизнь на все углолки планеты. Настало время распространять жизнь дальше, в космос — наверняка у них был свой подберёзовик Циолковский. Ну, а поскольку в космосе грибница не растёт — то туда отправились заселять пространство слой за слоем, орбита за орбитой, модифицированные версии насекомообразной части симбиоза.

И вот во всю эту радость прилетают неведомые пришельцы. У нас, землян, немало рассказов и фильмов про плохих инопланетян, которые безо всякого веского мотива уничтожают людей. Квинтянам, конечно, такое и в шляпку прийти не могло. Квинтяне видят пришельцев и рассуждают так: это насекомые-щупальца, которые присланы другими грибами — ведь непохоже, что сюда могла прилететь сама грибница. А поскольку квинтяне не особенно беспокоятся сохранностью отдельных своих симбионтов — то им не приходит в голову осторожничать с механическими придатками чужой жизни. Люди, конечно же, воспринимают такое грубое исследование как агрессию.

Люди требуют контакта — но квинтянам непонятна иная концепция контакта кроме как пощупать и изучить. Вероятно, в конце квинтяне понимают, что имеют дело именно с разумом и переходят к общению — судя по всему, концепт общения как передачи несущих информацию сигналов им всё-таки знаком. Они не держат зла или обиды за причинённые разрушения — поскольку они вообще не сталкивались со злом, как проявлением разума. Они сообщают: вы как-то неловко так сделали, что в итоге сломалась луна и нам стало нехорошо. Вы, наверное, ошиблись.

Правда, тут есть неясность с тем, почему они вмешались в процесс кавитации луны и, таким образом, сами вызвали разрушительные для себя последствия. Мне почему-то кажется, что Лем хотел привнести в произведение нотку противостояния рая и ада — не зря же на борту присутствует священник. И если земляне несут с собой ад — это есть в тексте — то место, куда они пришли, строго противоположное: это рай, рай без войн и ненависти, где живут самые мирные и безобидные существа: пухленькие, неуклюжие, неспособные даже сдвинуться с места. Может быть, в этой концепции можно объяснить странный огонёк на противоположной от планеты стороне луны: это просто привет в космос, что-то простое и иррациональное, вроде маячка. И если так, то разрушение луны — это как подставление другой щеки. Конечно, не в разумении квинян: если им незнакома агрессия, то им незнакомо и смирение, как возможный ответ на агрессию. Но в качестве месседжа читателю — вполне себе правдоподобно.

Таким образом, люди, прилетевшие к другой цивилизации, не просто играют грязно, оказавшись в грязной игре — что смотрится печально, ведь если на Квинте была бы страшная война, то и тогда вы могли просто развернуться и улететь — не слишком ли дорого обходится контакт, не слишком ли много вы на себя берёте, вмешиваясь в чужие дела. Это то, что видно при первом прочтении — но всё оказывается гораздо хуже. На мирную райскую планету, источающую в космос жизнь, вторгаются силы ада, вооружённые адским оружием: сидеральной инженерией и добрыми намерениями. Как говорится, человек видит в мире не больше зла, чем есть в нём самом.

Честно говоря, когда я перечитывал уже в четвёртый раз, уже с изложенных позиций, то мне кажется тупость тщательно подобранного экипажа слишком нарочитой. Роман — романом, но в жизни люди всё-таки довольно разные, и может быть в реальности всё закончилось бы не так плохо. Полюбовались — улетели, а что с ними ещё делать? Удивительно, что например в конце главгерой принимает за агрессию даже непонятную жижу в остове ракеты — хотя можно было уже сделать вывод, что это просто исследовательские микроорганизмы, зачем же приходить к антропоморфной мысли о каких-то исследовательских отрядах.

Вот такое в общем у меня видение.

Добавить комментарий