Unit

Говорят, этой вещи учат в армии, лет в восемнадцать. Но ты там не был.

Когда ты отдельно от себя.

Твоё тело — мелкая боевая единица, а ты наверху, в большой алмазной башне.

Всё происходящее — где-то вдали и не задевает тебя.

Слова далетают дуновением ветра. Они имеют смысл, но не имеют интонаций.

Ничто не может тебя задеть.

Всё ясно, просто и грубо.

Ты — в тигровой шкуре, в руках — лук, и в нём только одна стрела.

Поэтому ты сосредоточен и спокоен.

Ты примитивен и первобытен, как молодое дерево.

Твоё тело — в океане вечной боли.

Твой разум — в полумраке безликого света.

И это по-совему хорошо. Но тебе теперь недоступны тонкие эмоции.

Может быть — пока?

Видит бог, это не та жизнь. Но в армии не спрашивают.

Ты стоишь у развилки: справа — край суровых мужчин, слева — край тончайших тканей.

Но, может быть, тебе только так кажется.

Может статься, выбора нет: они не параллельны, они идут один за другим.