Слёзы Солнца

Я проснулся поздно, проспав двеннадцать часов, нет, даже больше; с трудом поднимая тело из постели после светлого-светлого сна, такого долгого, такого красочного, что, казалось, иная жизнь была прожита от начала до конца за эту ночь и утро. Но об этом сне нельзя рассказать, просто не получится… Сперва полежав ещё в постели, на спине, смотря на белый потолок. Словно молоко, свет в комнате был матово-белым.

Но когда я встал, всё изменилось… Комната окрасилась в мягко-оранжевый цвет, я подошёл к окну. А там — там развернулось несказуемое зрелище. Такое небо бывает иногда весной. Дул ветер. Небо было ярко-голубым с лёгкими мазками перистых облаков в вышине стратосферы. А вдали, Солнце, окутанное игрой кучевых облаков, окрасило дальнюю часть неба у горизонта в оранжево-розоватые тона. И облака там были, словно далёкие сказочные горы, чем-то похожие на картины Рериха, а чем-то и нет. Именно это зрелище я и называл про себя Царством Небесным, до которого далека облачная дорога, до которого так недалеко искреннему сердцу…

Ветер гнал мне настречу от горизонта рвущиеся и переплетающиеся всплески тёмных туч, и всё это на фоне небесной лазури. Тучи неслись очень быстро, прямо на меня от горизонта, причудливо переплетаясь, словно живые… Я выставил ладонь перед собой, заслонив матово-яркое Светило. Зажмурил один глаз и покачал растопыренными пальцами — сквозь них вспышками пробивался солнечный круг. Да, вот оно! Именно этим шаманско-волшебным ритуалом мне удалось вызвать самое глубокое Чувство. О котором нельзя сказать, но оно самое святое: оно для меня в таком небе, в жгучем Солнце, в конрастном свете летнего дня, тянущегося к закату, в прибрежном песке, в уродливых свалках, в заржавевших железных конструкциях, потонувших в траве и кустарнике, в проводах электростанций и вышек… В композициях Дельфина и Скутера. В Академгородке, на Шлюзе, на ОбьГЭС. В самой моей большой любви, в самом далёком детстве, в самом-самом первом воспоминании, когда отец баюкал меня в пелёнках.

И я помню, что в детстве так же любовался на Солнце сквозь растопыренные пальцы, и мне было достаточно того, что я вижу… Но сейчас — сейчас не хватало чего-то, и к неземной радости примешался ком боли. Мне не хватает тебя, тебя не хватает… Что мне делать с этим одному? Есть вещи, которые нельзя сделать в одиночку. Есть чувства, предназанченные только для двоих.

И, когда Солнце скрылось за левым берегом, в глазах осталиcь только зелёные пятна от яркого диска…