Архив метки: общение

Мягче!

Я вот честно не понимаю, почему люди такие злые. Почему некоторые могут просто так сделать бяку. Просто так. На ровном месте. Для смеху или из садизма какого-то. Не могу поставить себя на их место. Нет у меня такого. Вот в целом у некоторых отсутствует какой-то пиетет к людям, не отличают они человека от шкафа. Меня, конечно, люди могут раздражать, да более того — постоянно раздражают, ну так я, когда подкатывает, стараюсь просто подальше держаться. От людей. Во избежание.

Хорошо, бывает по-другому, бывает так, им там что-то показалось может быть. Что кто-то вторгается в их замок. А там знаете как зачастую: замок у них большой, простирается в том числе и на угодья, принадлежащие другим людям. Это как бы тоже всё ихнее, нечего тут. Товарищи, вот расскажите мне, я в людских отношениях не очень понимаю: это что, так стрёмно: проглотить мелкую каку? Ну вот когда тебе что-то говорят подозрительное или ведут себя странно — сложно не обращать на это внимание? Сразу лох или там чмо, если стерпел? То есть как бы образ доброго человека уже всё, не бывает такого, бывают только либо с лопатой либо с кольтом. Ок, ладно, давайте я не буду ничего терпеть, давайте я при малейшем подозрении буду сразу на голову ушат говна опрокидывать, а то и вовсе сразу в чайник. Лучше будет всем, да? Когда все всех боятся, когда перед тем как икнуть — хорошо подумаешь.

Кстати про кольт. Про короткоствол этот трижды обсуждаемый. Это ведь то же самое. Чтобы все друг дружку сторонились. А ну как что. А ну как вдруг. И сейчас отдельные личности из травматики пальнуть не стесняются. Давайте короткоствол раздадим. Вот градус уважения взметнётся! Будут такие бомбы ходить тикающие, обезьяны с гранатами.

Товарищи! Спасение — в терпимости. Нельзя быть как животные, как звери дикие. Не промывайте себе мозги гоблинами и клубами бойцовскими. Мягче же нужно друг к другу относиться. Мягче!

Цена вежливости

Значительная часть граждан почему-то превратно понимают вежливость.

С ихней точки зрения, вежливость — это набор слов. То есть именно так, как сказал Сервантес: «обходится нам так дёшево и ценится так дорого». Но эта вежливость-то как раз дешёвая, и дорого она не стоит. Очень многие говорят «спасибо» ледяным тоном. Разве так благодарят? Да, можно сказать продавщице «спасибо» безэмоционально, потому что, казалось бы, это рядовая ситуация, но и это уже лицемерие. Я хочу сказать: не может быть никаких мелких поводов для холодной вежливости — ты или вежлив до конца, или лицемеришь.

Мне не нужно твоё пустое «спасибо», сказанное, как будто «пошёл к чёрту». Засунь его себе в задний карман. Именно про такое «спасибо» говорят, что его не намажешь на хлеб. Некоторые люди, вероятно, в принципе не способны испытывать благодарность.

Мне не нужно твоё пустое «пожалуйста», сказанное, как будто «а ну-ка живо». Иди-ка живо сам. Как в фильме «Убить Билла» было, когда героиня Умы Турман говорит мелкой японке: «я умоляю тебя, не сражайся со мной, уходи», на что та резонно отвечает: «ты умоляешь? так не умоляют! но скоро ты будешь умолять меня». Просьба — всегда унижение. «Никогда и ничего не просите у тех, кто сильнее вас» — выбирайте тех, перед кем можно унизиться и тех, перед кем нельзя. По нужде — унижение необходимо. Просьба без унижения — не просьба. Это пожелание, предложение, приказ, обязательство, принуждение — но не просьба. Некоторые люди органически не умеют просить, и хорошо, если их просьба звучит как предложение — но частенько она звучит так, как будто ты им крупно задолжал, а срок оплаты давно прошёл.

Вежливость не может стоить дёшево, поскольку она — не слова. Это эмоция. Безэмоциональные слова — это информация, но просьба — это не информация, благодарность — это не информация. Это подарок, это энергия, жирная энергия, которую можно намазать на хлеб. Не обязательно вообще говорить вежливых слов. Куда важнее интонация, с которой прозвучит твоя просьба и твоя благодарность. Я лично стараюсь не использовать вежливые слова без нужды. Потому что говорить их неискренне — лицемерие, а по-настоящему можно и без них, хотя, безусловно, они подчёркивают твой эмоциональный заряд, они служат тем самым хлебом.

Вежливые слова без вежливости берут своё начало от торговых отношений. Начальник говорит: «сделай пожалуйста» подчёркнуто холодно, потому что это твоя работа и он её оплатил. Он мог бы и не говорить — вышло бы честно. Ты сделал работу, тебе говорят: «спасибо» без всяких эмоций, потому что ты выполнил свой долг. Это не эмоция, это информация, означающая «ОК, операция завершена корректно, все условия соблюдены». Это машинный код, который к вежливости не имеет никакого отношения.

Дёшево стоит их лицемерие.

Аспергер и дуализм

Конечно, ставить самому себе диагноз — это бред, но прочитав — вздрогнул:

Эгоцентризм с небольшим или полным отсутствием желания или способности взаимодействовать со сверстниками является отличительным признаком нарушения. Характерными являются социальная наивность, чрезмерная правдивость и смущение после замечаний, сделанных незнакомыми взрослыми или детьми. <...> У людей с синдромом Аспергера нет естественной способности видеть и чувствовать подтекст социального взаимодействия. В результате человек с синдромом Аспергера может, например, оскорбить окружающих своими словами, хотя он вовсе не собирался никого оскорблять: просто он не чувствует границ дозволенного в данной ситуации. Часто люди с синдромом Аспергера неспособны также передать своё собственное эмоциональное состояние. <...> Это ещё иногда называют «социальной слепотой» — невозможность создания модели мыслей другого разума в своём. Им трудно или невозможно понять, что именно другой человек имеет в виду, если он не говорит прямо (то есть «читать между строк»). Это не потому, что они не могут придумать ответ, а потому, что они не могут выбрать между возможными ответами, — индивид с «социальной слепотой» не может собрать достаточно информации, чтобы сделать это, или не знает, как интерпретировать собранную информацию. <...> У многих людей с синдромом Аспергера могут быть трудности с «контактом глаз». Многие очень мало смотрят в глаза, так как это эмоционально перегружает их; другие смотрят в глаза неэмоциональным, «вытаращившимся» взглядом, который может показаться дискомфортным другим людям. <...> Жестикуляция тоже может почти отсутствовать или, наоборот, выглядеть преувеличенной и неуместной. <...> Когда человек с синдромом Аспергера занимается тем, что его интересует, он ничего не видит и не слышит, в прямом смысле слова, демонстрируя редкую компетентность в выбранной области. Вне своих областей интересов люди с синдромом Аспергера часто весьма ленивы. <...> Люди с синдромом Аспергера не воспринимают те неписанные социальные законы, которые мы усваиваем по опыту. Это как раз те люди, которые как в известном анекдоте, на вопрос «Как дела?» начинают действительно рассказывать как у них дела. Либо, наоборот, зная, что ответ на вопрос для собеседника может показаться слишком длинным — молчат. А если им сказать «Звони в любое время», могут позвонить в три часа ночи с чистой совестью. <...> Также многие люди с синдромом Аспергера замечают свои затруднения и пытаются приспособиться к жизни среди людей без синдрома, даже если они никогда в жизни не слышали термин «синдром Аспергера» или считают, что он к ним не относится. Ребёнок с синдромом Аспергера может с помощью тренировки и самодисциплины стать взрослым, который, хотя и страдает синдромом Аспергера, способен неплохо социально взаимодействовать с другими. Однако из-за замедленного социального развития люди с синдромом Аспергера могут иногда чувствовать себя наиболее комфортно с людьми, которые немного моложе их.

Синдром Аспергера

Всё это весело вроде бы, но снова навело меня на свои старые думы. А хочу ли я вообще включаться в мир людей? Шутка в том, что фактической необходимости в этом нет. Я и так прекрасно работаю в своём уютном уголке, а с коллегами сохраняю вежливую отстранённость; что же касается иных, кроме работы, сфер — то тут оно и подавно не нужно, всё давно автоматизировано, межчеловеческих соприкосновений требует минимальных, дальше будет только больше. И это неправильно! А мне хотелось бы показать пример правильности, как надо жить — и в этом основная причина. Но тут получается некое раздвоение. Я знаю, как жить, я думаю об этом — но не могу подать пример многого из того, что считаю правильным. Например, правильно всем дружить и радостно общаться — а я в любом случае не собираюсь общаться с людьми в таком объёме. Или правильно всем служить в армии — а я не служил, и если бы был выбор, не пошёл бы. Правильно заниматься спортом — но спорт не для меня. Правильно путешествовать — но мой дом — моя крепость.

И вот этот стыд мешает мне быть собой. Не то что быть — даже понять, а какой же я есть. Я чувствую себя одним из носителей пучка тонкого света для прочих людей, но пучок этот глубже, чем моё поведение и образ жизни — тут мне дать людям нечего, а более глубокое донести очень сложно: ведь и я бы не отнёсся с уважением к человеку, говорящему об общей любви и красоте, не желающему при том сделать приятным и красивым своё окружающее пространство.

Ну ладно, опять я о своём; надеюсь, простите больного человека? :)

Discussio mater veritas est

Хочу рассказать, как я понимаю выражение «в споре рождается истина».

По отношению к спору научному это выражение, наверное, может быть применено в прямом смысле, в таком, каком оно обычно понимается. То есть собрались люди, неспешно высказались, тактично друг друга выслушали. Не перебивая друг друга, высказали возражения, опять послушали, привели доводы — словом такой академический спор интеллигентных людей. Так и хочется сказать — «сферический в вакууме». Но к счастью, такой вид научного дискуса имеет место быть на самом деле, и действительно может приводить к результатам, и может быть даже к консенсусу участников.

Другое дело — спор бытовой. Этот спор — спор настоящий, в том смысле, в котором спорят два буйвола весной за обладание прекрасной тёлкой. Звон копыт и хруст рогов. Этот спор движим не желанием спорщиков прийти к консенсусу, а желанием отстоять свою истину, которую ты уже знаешь, и ни к какой другой приходить не имеешь в виду. Однако истина может родиться и в этом споре — но не общая. Консенсус вероятнее всего не наступит, но ты можешь вынести из спора что-то для себя. Это в том случае, если тебе не нужна тёлка, а дерёшься ты только для вида. Это твой компромисс между научным дискусом и меряньем длиной рогов: если хочешь найти истину — вступай в споры, они помогут тебе её найти, лично тебе.

В споре рождается истина — у каждого своя.

Чёрное зеркало

Справедливость не может не царствовать там, где души открыты нараспашку.

Эдвард Беллами, «Остров ясновидцев»

Есть легенда, что небо когда-то было зеркальным, и всё, что просходило на земле, отражалось в нём, и каждый мог видеть каждого. И был на всём свете мир и порядок, потому что ни одно деяние не оставалось незамеченным, и не было ни у кого друг от друга тайн, и двери домов не закрывали на замок.

Ну, а потом, как водится, пришла большая обезьяна и разбила его. Или не обезьяна. И зачем разбила — не помню, но соль и не в этом.

И вот, думается, должно настать время, когда небо снова будет зеркальным. Не знаю только, каким путём это произойдёт: как все чудеса нашего времени — техническим, или же естественным? Ну, может быть однажды люди разовьют в себе навык телепатии, передачи мыслеформ на расстоянии и беспрепятственного чтения содержания чужих голов. Это было бы хорошо.

Подумайте, это было бы так хорошо, что многие утопические вещи стали бы реальностью. Человечество, само по себе, или же подстёгнутое техническим прогрессом, уже давно идёт к глобализации. Да, само понятие «глобализация» изрядно подпорчено действиями некоторых держав, осмелившихся всенародно заявить о себе, как о примере единственно правильной формы общественно устойства, и, более того, взявших на себя сомнительный труд активно объединить человечество, приведя всё разнообразие форм человеческих обществ к одной. Но мало этого наивного стремления, так и оно только лишь прикрытие для истинных целей известных властных структур, и это может оставаться неочевидным только для самых закоренелых романтиков и человеколюбов. Однако, кроме естественной первобытной корысти этих величавых и сильных племён, есть и другое ограничение: это ограничение понимания, узость зрения людей. И это ограничение двояко, существуя как снаружи так и внутри: непонимание себя и непонимание других. Да, мгновенный обмен мыслями и образами смог бы помочь в этом понимании, это был бы действительно качественный скачок для всего человечества: к самопониманию, к принятию всего разнообразия мышления, что привело бы к снижению агрессии, недоверия, к объединению разрозненных усилий человечества в мировом масштабе.

Но есть и технический путь. Однако, он настолько мало похож на телепатию, что мне с трудом верится, что он может привести к сколько-либо похожему результату. Скорее, он будет лишь неизбежным злом, неизбежность которого обусловлена глобальными тендециями и техническим прогрессом. Я решил дать рабочее имя этому злу: проект «Чёрное зеркало».

Проект «Чёрное зеркало» будет осуществлён в полной мере, вероятно, уже при нашей жизни.

Я думаю, это уже приходило в голову многим, и это уже витает в воздухе. Не только витает, впрочем, а вовсю осуществляется. За последние пару десятков лет камеры наблюдения стали обыденностью. Сначала стратегические объекты, потом банки, а теперь уже и в подъездах, иногда с гордой надписью «ведётся видеонаблюдение». Вот поставили пробные камеры на дорогах, которые автоматически отслеживают превышение скорости, и, пока что при помощи операторов, выписывают штрафные квитанции. Во многих городах мира улицы под постоянным видеонаблюдением, даже до нашего сибирского города докатывается наблюденизация улиц: поговаривают, что начнут ставить, сначала в центре, а потом и дальше. Метро вот уже целиком и полностью оснастили.

Самое интересное, что это даже и не плохо. Я вот даже и целиком «за». Ну подумайте, разве станции новосибирского метро нельзя назвать одним из самых безопасных мест? А вполне. Разве не помогают камеры отследить всяческих злоумышленников, и если не помешать, так хотя бы очень посодействовать поимке? В общем и целом помогают, трудно спорить. Пока можно только говорить о некотором соотношении цена/качество — то есть во сколько обойдётся удовольствие, которое пока что сомнительное, да и изображение даёт не слишком чёткое. И так далее. Но это всё вопросы больше технические, чем идейные: так-то да, по идее-то ставить камеры — это скорее хорошо, чем плохо.

А ведь технический прогресс не стоит на месте. Сегодня камера определяет номера машин с оператором, а завтра будет делать это безукоризненно и автоматически. Завтра дешёвые и маленькие камеры появятся повсюду: мелкие, всевидящие и незаметные. Завтра будет не такой уж большой сложностью объединить их в единую сеть. Город, все его закаулочки, все щели, все коридоры и туалеты офисных зданий обретут глаза и уши. И какие глаза! Сложно, но можно составить базу лиц граждан. Сложно, но выполнимо сделать трёхмерное сканирование физиономии условием для получения паспорта. Техника становится невероятно мощной и дешёвой. Что насчёт отдалённых деревень? Я думаю, просто вопрос времени.

Завтра камеры, объединённые в сеть, будут распозновать лица, и, если бы только это было кому-нибудь нужно, отслеживать ваши передвижения по городу, а так же и за чертой его. Они научаться отслеживать мимику лиц, зрачки глаз, наконец, и почему бы не пульс? — и выявлять признаки злого намерения, на всякий случай отслеживая подозрительного субъекта. Они будут усматривать и выявлять малейшие правонарушения: пиво в неположенном месте, оскорбление, вызывающее поведение, даже мусор, брошенный мимо урны — и автоматически выписывать штрафы или, в серьёзных случаях, отдавать команды ближайшим патрулям милиции.

Так зачем же это может быть нужно, организовывать такую сложную систему? Я думаю, что достаточно и такого простого повода: когда сумма предполагаемых штрафов за мелкие правонарушения эту систему окупит. Это уже не говоря о куче интересных возможностей появляющихся у государства по слежению за конкретными людьми — после существующей уже сейчас записи всех телефонных разговоров.

Общественность — общественность проголосует за. Во-первых, насколько более безопасной станет жизнь. Во-вторых, естественно, гарантируется строгая секретность всех записей системы (смайлик). Неприкосновенность частной жизни может, при желании, трактоваться очень широко. Ну а насчёт штрафов: будь примерным гражданином, и всё будет хорошо. Приняли же пресловутый запрет распития пива в общественных местах — ужасно нелепый закон — и ничего, только Элвин в блоге и возмущается. Что уж тут вспоминать угрозу мирового терроризма: пару взрывов в метро — и с проектом «Чёрное зеркало» согласятся даже самые несогласные.

Словом, нас, и в особенности, наших потомков, ждёт крайне весёлая жизнь. На смену всеобщей разнузданности, словно горькое лекарство, придёт суровость. Конечно, этот проект крайне дисциплинирует граждан в целом. Ну, особо злостные бандиты, думается, перекочуют в те структуры, которые держат саму систему, а так же в неприкосновенные для её ока органы власти. Система, наверное, доведёт коррупцию до абсурдных высот — мне трудно предсказывать, тут много нюансов.

«Чёрное зеркало» принесёт дисциплину и осторожность, но мало чем поможет становлению всеобщего понимания. Избавление от «Чёрного зеркала» может принести только возрастание настоящего взаимопонимания и сплочённости. Возможно, люди, утихомиренные всевидящей системой и избавленные от части недоверия, от страха друг перед другом, станут более открытыми; возможно, они направят энергию, бесполезно трачимую на вред, в созидательное русло — но в любом случае пилюля будет горькой.

Что мешает перестать бояться прямо сейчас? Можно прямо сейчас уже успокоиться и проявить самоограничение — ведь ограничение всё равно придёт. И можно прямо сейчас начать быть честным и открытым, потому что уже совсем скоро ты будешь как на ладони, и терять-то тебе сейчас не так уж много. Если нет телепатов, способных читать твои мысли — сделай их открытыми сам, и если не осталось честных людей на земле — будь им сам, так появится хотя бы один.

Ну, вот как-то так однажды зеркальное небо и будет построено.

Вокруг аськи

Граждане мои дорогие, так дело не пойдёт. Я понимаю, что блогосфера и без меня бурлит, и хорошо бы сейчас про приближение весны — ну хотя бы из обычного духа противоречия — а я всё-таки про аську.

Тут есть мнения, что аська — зло.

Но относится это к двум типам людей: одни, как правило, люди лет за тридцать, просто не могут принять для себя этот быстрый чатообразный способ общения, аська им зло, потому что в ней нет потребности; другие сидят на аське как на наркотике и общаются ни о чём — как правило малолетние барышни, да и не малолетние зачастую тоже. Последняя категория с недавних пор пополнилась джиммершами — скучающими девушками между двадцатью и тридцатью, два раза в жизни видевших интернет, никогда не общавшихся по электронной почте и сидящих в аське с мобильного телефона, в котором установлен клиент jimm. Этикет асечного общения у них калькируется с общения СМСками, которыми, они, как правило, тоже не пренебрегают.

В остальных случаях не могу считать аську злом. Очень удобный способ общения. Нововведение, сравнимое со вхождением в обиход телефона; появившееся в зачаточном виде пейджерных сообщений, затем переросшее в СМС, и, подпитанное опытом электронный писем, наконец, мутировавшее в класс интернет-пейджеров и аськи как наиболее популярного из них. При грамотном употреблении, без фанатизма — полезная штука. Более сиюминутная, чем почта, и более спокойная, чем телефон.

А фанатичное сидение в аське — оно, как нетрудно понять, вовсе не из-за асечки самой. Просто есть люди, склонные к бессмысленной болтовне, и находящие в ней определённый кайф коммуникации, некоего единения аур с себе подобными. В каждом из нас, наверное, есть такой момент — он лечится трезвостью и собранностью. Поговорил с другом, расслабился — и хорош, соберись, не перетирай часами пустое.

Ну так вот. Про что блогосфера там кипит. Чиво-то зачастили буржуи её, аську, нам отключать. Всё, понимаешь, суют палки в колёса. Оно вроде и можно понять: капитализм. Общайся в официальном клиенте, смотри рекламу. Но что-то надо с этим делать. Наш ответ, понимаешь ли, ихнему Чемберлену.

А не пора ли на джаббер, товарищи?

Я доступен, например, по me@elvin.nsk.ru — если у вас джаббер гмайловский, в остальных случаях — ivan-volodkovich@ya.ru. Ну, понятное дело, почту тоже можно слать по обоим адресам, это к слову.

С некоторыми людьми давно уже через джаббер общаюсь. Юзаю QIP — просто и удобно.

Для тех, кто в розовом фанерном танке: заводите себе почту на Гугле или Яндексе, и ваш почтовый адрес будет одновременно и джаббером. Ну примерно как номер аськи. Потом качаете QIP. Настраиваете. Всё! Скажите аське «иногда».

Рано или поздно, думаю, стараниями конторы ICQ, народ потихоньку перелезет на джаббер.

Элвин — Аська

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.

Апофеоз

Забросил я что-то страничку совсем…

Бывает, есть настроение писать просто так, а бывает — чётко проступает вся нелепость этой игры с самим собой и немногочисленными случайно забредшими.

Весна окончательно свела с ума. И вот кажется, будто и живу просто так, ни для чего, и всё мерзко как-то, и совсем уж в сибаритстве погряз. Вот бросил пить. Больше не буду. А хамскую натуру куда денешь? Да был бы и хам, а любящий искренно человека, может я этому человеку и милее был бы. А так ведь — что на витрине, то и в магазине. Раньше казалось, что я цельный человек — а сейчас понимаю, что раздельный, как и все: вот он я, настоящий и хороший, а вот — все привычки дурные, шевелящаяся куча, тоже очень хотящая быть мною.

И подкрадывается страшная мысль… А что, если я и правда, такой как все? Ведь нет ничего страшнее! Понимаешь, Читатель, ведь в жизни каждого есть те несколько прелестей, которые и делают житиё жизнью, а не существованием вида. Для меня моя приципиальная непохожесть и отдалённость от рода человеческого — это именно та ключевая шестерёнка, без которой жить было бы невозможно. Но что, если я просто обычный лентяй, мелкий, ограниченный человек? Что, если видя свою отсталость по сравнению с другими, вместо того, чтобы развиваться, я с самого детства внушил себе, что я не отсталый — а ровно наоборот? Может быть, я простая посредственность, обыватель уровня ниже плинтуса, который нихрена не умеет по жизни, ничего по жизни не смыслит, живёт покуда удача хранит в своём мирке, а благодаря характеру своему дикому никого к себе не подпускает — и вот, называет себя из-за этого существом высшего порядка? Дорогой Читатель! А ведь пожалуй так оно может быть на самом деле!

Естественно, я не могу допустить такую мысль всерьёз — ведь тогда всё, на чём основана моя жизнь, просто рухнет. Я такой, потому что я понимаю, что я пришёл вразумить недалёких людишек. Я такой, потому что я носитель особой космической энергии, я делаю музыку, я пишу, бывает, очень неплохие тексты! И это всё получается только потому, что я такой вот, против всего и всех, непонятный многими, но ценимый редкими.

Но это ж просто смешно, Читатель! Покажите мне человека, который скажет всё это всерьёз — и я буду первый, кто обсмеёт его и отправит жить да ума-разума набираться. Потому что я сам считаю, что так жить нельзя, и мысли такие — гибельные и недопустимые. Для всех, кроме меня. Так чем я исключителен? Смотри выше! Я исключителен тем, что я исключителен. Круг замкнулся. Я не могу допустить размыкания круга и течения мысли в опасную для меня сторону — в сторону саморазрушения. Лучше пиво, лучше пусть обсмеивают и бьют — это разрушение меня не так страшно, потому что остаётся основа. Но убей это — останется-то что? Ведь весь я и есть в этом.

Я так чувствую себя, а чувствам я доверяю поболее, чем разумным раскладам. Была бы у меня точка опоры — может и взялся бы себя переделывать. Ведь что такое суровость? Это суровость по отношению к себе. Если ты с собой не суров — то ты хам, и не более того.

Я так хотел остатся наедине с собой, и вот — остался. Жалкий человечишка! Так это же жизни всей не хватит, чтобы себя достать из этой ямы, если всё это правда! Как младенец учится ходить — учиться делать простые дела, вставать вовремя, зарядку, готовить хотя бы яичницу, разговаривать с людьми, и в то же время — не обращать на них внимания, снова учиться быть собой, по-другому. Учиться этикету и вежливости, учиться терпимости, забросить на самую дальнюю полку желание учительствовать и наставлять, неугасимый пыл исправлять всё на свете. Где-то брать силы, чтобы снова и снова, через неудачи, через недобрые взгляды, через чьи-то мнения, через чьи-то наставления — делать по-своему, быть человеком.

И что страшно — нет примера. Только отдельные качества в отдельных людях. Люди ужасны! Читатель, люди — ужасны! Как же можно терпеть всю эту грязь, не подчиняясь ей? Как можно идти по-своему, когда среди отдельных лучших находок у людей в целом принято делать гадко? Находить общий язык со всеми хамами, гордецами и язвословами, с их нелепыми желаниями унизить или, как самое утончённое унижение — поучить жить. Как же можно терпеть, что жалкие людишки будут унижать посланника неба… Ой, блин, чего эт я?… Ведь нет, я худший из обывателей. Может, про это постоянно помнить? Я худший, я недостойнейший, держать это в уме, внушить себе это, как я внушал обратное.

Что же до весенних обострений… Девушек нормальных НЕТ. Я не помню ни одной. Девушки ничем не лучше прочих людишек, они горды и эгоистичны, и я по правде не знаю даже, что с ними делать. А правда, ведь мне никто не нужен. Мне очень хорошо с самим собою, смиренным служителем прекрасного. То есть правда — зачем? Чтобы в кино ходить, или красотою любоваться? Увольте, красоту они не поймут, не разделят моего понимания и восхищения; ну вот кино разве что. Конечно, для секса, как принято называть физиологические интимные отношения. Ну да, вот для этого — надо. Тут один не проживёшь, с ума сойдёшь — с моим-то хотением. А чего мне ещё хотеть? И уж тем более, что могу дать? Ну, общение. Пообщаться они со мной страсть как любят. Поначалу. А потом — суп с котом. Особенно как дело доходит до того немногого, что нужно мне. Тут Элвин сразу из «благородного скакуна» низвергается до «зверушки». Нет, ничего мне не надо. И не против давать, что хотят — но это как голодному пооблизываться. Какое уж тут общение. Оптимальный вариант — проститутка, конечно. Наиболее острословые из женского пола предлагали мне прямо не пудрить им мозг и идти к проституткам. Я думаю, они правы, но слишком мерзко мне этим воспользоваться, хотя и можно было бы раз в пару месяцев.

Да, случаются встречи изредка, выпадающие из правил. Не потому, что хотел с кем-то познакомиться или совершить «секс», а просто потому что судьбою уж так вышло. Встречи ни для чего, без смысла, без повода. Не потому, что я хотел девушку, и не потому что она искала себе мужа или дурачка поразвлечься. Это чувствуется: дыхание Судьбы. Активно чего-то искать — бесполезно. Именно потому, что для того, чтобы что-то искать, надо знать, что и зачем ты хочешь найти. А я не хочу ничего, и искать мне некого. Знакомиться с целью совокупления и прочего в этом роде — я так не могу, стыдно мне.

И обидно, что иногда они сами путают одно с другим. А стоящих девушек не встречал. Искать некого. Просто складывется иногда. Или нет.

Вот так на улице вдруг похолодало, весь мир вдруг приглушился, и я остался сам с собой, в той тишине, которую искал и которую хотел. Верхи не могут, низы не хотят. И низы не знают, чего они хотят, и верхи не ведают, чего они могут.

Чёрно-белые танцы

Читаю повествование о жизни в тюрьмах. Автор по ходу высказывает интересный афоризм: Кто не любит одиночество — тот не любит свободу.

Конечно, я не сейчас вот прямо задумался на ту тему, о чём сейчас напишу. Вообще это как-то с темой про тюрьмы и свободой связано мало. У меня как-то всё чёрное и белое в жизни, вернее, не в самой объективной жизни, а во взгляде. По сути я может быть правда борец — само состояние противления, противоположности «чёрное-белое» меня немало возбуждает. Но борец какой-то неполноценный. Что такое настоящий революционер, вечно недовольный маргинал — это тот, кто идёт до конца. А я слишком боюсь.

Мне нравятся люди мягкие, нравятся уравновешенные. Есть люди, которых не царапают ситуации чёрное-белое, ситуации пусть даже минимальной агрессии — а я прихожу каждый раз в возбуждение. Возбуждение это — желание сразу встать против ситуации. Меня сразу, с полоборота цепляет любая минимальная агрессия, жёсткое высказывание, однозначное суждение. Тем более — агрессия явная, или явная несправедливость, или прозвучавшая однозначная неправда. Это какой-то сверхнедостаток, или сверхособенность — потому что это не что-то мелкое, это целиком меня пропитывает, это очень слабо контролируется, и это захватывает любой аспект жизни: поведение, мышление.

И в каждой такой ситуации — страх, вот что я обнаружил… Если я выделяю во всём для себя именно эти первобытные, жёсткие нотки, вижу в жизни это по поводу и без — то и страх, спутник этих состояний — значит, он тоже меня преследует всю жизнь. Может быть, он останавливает меня, запрещая бороться там, где даже минимально страшно, он же развязывает руки со слабым противником, не имеющем что ответить на мою противостоящую агрессию; из-за этого страха я иногда теряю голову и перед сильным противником, и тоже могу бороться, но это бывает очень редко. В основном — это трусость в ситуациях опасных хотя бы даже гипотетически, и совершенно свинская, безудержная агрессия там, где от противника и ситуации не веет страхом.

Мне очень всё это мешает, но вот что интересно — я и не замечал, насколько мешает такой взгляд. Когда все нюансы, тонкости жизни совершенно меркнут перед любой резкостью. Когда мимолётное слово даже любимого человека вдруг включает весь этот механизм, мгновенно орёт сигнал «враг!» и не успеваешь подумать, а ракеты, направляемые системой «свой-чужой» уже летят. Почему? Страх быть раздавленным, за любой мелкой ситуацией — страх. И это даже не объяснишь тем, что били в детстве, что дрожал от страха, боясь выйти в подъезд, потому что там мог встретить неприятных людей; что были моменты в жизни, и я их помню, когда вера в людей, в доброе в них, раз за разом истощалась. Во всём была и моя вина: я слишком злой на язык изначально, я с самого детства считал себя выше других, особенным. Я избегал, а зачастую и просто брезговал общаться с людьми более минимально необходимого.

Сколько раз в этом тексте употреблено слово «минимально»? А ведь это тоже крайность, я употребляю это слово, что подчеркнуть крайность, я не использую переходные тона. Даже язык мой ограничивается предельными понятиями, все синонимы ограничиваются ими, я не люблю употреблять средних, переходных обозначений.

Казалось и кажется, будто я могу жить спокойной, доброй жизнью, полной любви — но верно сказано, где страх — любви нет. Это противоположные вещи. И вместо градаций цвета только «чёрный-белый», вместо непонятных чувств и тонкостей симпатий только «свой-чужой», вместо слегка неприятного изменения тона — слышу гадости и оскорбления, в критике — презрение, в совете — унижение. В шутке вижу издевательство, и надо сильно себя тормозить и попытаться подумать, чтобы увидеть только невинную и забавную шутку, а не насмешку или желание унизить — чего, конечено, нет.

Во мне нет любви к людям — оттого и страх их. Они мне кажутся заведёнными, бездушными механизмами, всё предназначение которых — уничтожить меня любыми способами. И нет силы, нет во мне силы остаться собой, я растворяюсь в них помимо своей воли, но всё же жму на гашетку, отстреливаюсь, понимая, что патронов мало, и скоро меня раздавят и убьют, они подползут ближе, ухватят меня грязными липкими пальцами, и заражусь от них этой обычностью — я-то, особенный, необычный, но неспособный уберечь от них свою целостность.

К таким мыслям вот прихожу. И чем дальше — тем ближе к психиатрии. То есть такое откапывается, что боже мой. Вообще не знаю, с чего тут начать. Кругом враги, а я слаб и дрожу от страха. Ни солнца, ни радуги, ни глубины стихов, ни оборванности карандашных линий, ни интересных бесед с людьми, ни глубин их души — всего этого для меня нет, это условная картинка, в которую я хочу верить — но на практике я так просто не могу.

Я хочу быть чёрным рыцарем в очень прочных доспехах. Я хочу быть огромным железным роботом с двумя плазменными пушками и ранцем с ракетами. Я хочу быть главным среди всех этих заводных игрушек, называющих себя людьми, у которых я чему-то учусь, как у обучающих программ, но которых не люблю — и время от времени хочу стереть их напрочь. И вот тогда мне будет не страшно — точно знаю — и я накажу одновременно всех за их несовершенство, я буду стократно сильнее и смогу всех убить. Если я буду таким сильным — обязательно уничтожу всех, мой небольшой жизненный опыт, когда я становился хотя бы минимально начальником, не даёт усомниться в том, что будет так. Худший вершитель судеб — тот, кто раб судьбы.

И ведь живу как-то. Сам удивляюсь.

Ждал, когда же оно, наконец, начнётся.

Ведь не может же пройти просто так.

И оно началось.

Первая ласточка: постучалась в аську тринадцатилетняя девочка (что уже мой личный рекорд!), и поинтересовалась, откуда у меня такой ник.

Я объяснил.

Она спросила, а не смотрел ли я фильму «Элвин и бурундуки».

Ну не объяснять же, что у меня этот ник ещё тогда был, когда режиссёр этой картины со сценаристом в песочнице каку друг другу за шиворот сыпали.

Кто следующий?