Архив метки: люди

Яждизайнер

Я работаю дома конечно не от хорошей жизни, а потому что характер у меня неуживчивый. Я не то чтобы не верю в рассказы про успешность фриланса, наверное и такое бывает, но в целом для меня очевидно и само собой разумеется, что фриланс — он не может быть прибыльнее постоянки. Нет, он конечно не прибыльнее. У него просто другие, специфические плюсы. Свобода и независимость стоят дорого.

Не в последюю очередь моя неуживчивость — от моих взглядов на работу вообще и свои профессии в частности. Вот например про так называемый дизайн, то есть художественное оформление.

Я вижу два режима работы дизайнера. Режим компромисса и режим директивный, который на самом деле «технический дизайн».

Режим компромисса — это когда тебе рассказывают о том, что и почему надо сделать, и вообще об объекте дизайна или о том, что прячется под обёрткой. Ты проникаешься и делаешь. Возможно, сначала просто какие-то идеи и эскизы. Тут надо с заказчиком общаться. Предлагаешь вариант. Он либо то, либо не то. Если не то — делаешь что-то совсем другое. Если более-менее то — выясняешь, что не нравится заказчику. В чём неправильность «крена». Может быть, неверно понял приоритеты? Но вообще, режим компромисса имеет перекос в сторону дизайнера, а в идеале это вообще не столько компромисс, сколько что-то, придуманное целиком от начала и до конца дизайнером в заданном русле. Может быть, бывает и компромисс с перекосом к заказчику, и даже наверняка бывает — только мне кажется, что так не очень правильно.

Я уже как-то произносил проклятие в адрес плохого дизайнера — чтоб тебе зубы так лечили, как ты к делу подошёл! И эту аналогию со стоматологом можно развить. Но сначала маленькая история из жизни. Я вообще по врачам редко хожу, а тут зуб заболел, ну я и пошёл в частную клинику, первый раз в жизни. Вот этот зуб, говорю, болит, его мне вылечите, на остальное денег нету. Нет, возражают мне, у вас не этот зуб болит! Перепирался я с ними, перепирался, не хотелось лечить всё подряд, жадно было. Но в конце концов уступил. И что же? Боль прошла. Это был действительно тот зуб, на который указали врачи. Вот он — правильный подход к делу. Я не хочу, чтобы мне лечили тот зуб, который я хочу. Я хочу, чтобы мне лечили больной зуб. И я не хочу поэтому, чтобы врач стремился ублажить клиента. Нет. Я хочу, чтобы специалист плохо спал, если в этот день сделает свою работу не очень качественно.

В конце концов, для кого мы, дизайнеры, делаем свою работу? Для заказчика? Ну это только если он у себя в сортире нашу работу повесит. Тогда да. Но в основном мы делаем для людей, которые будут видеть нашу работу. Для покупателей товара в нашей упаковке. Конечно при этом производителю виднее, что именно он производит — но ведь дизайнер для того и нужен, что он знает, как сделать красивое и привлекательное, и по этой части ему советы заказчика не нужны. Что ему нужно — так это понять заказчика. Вот это действительно нужно для того, чтобы дизайн ударил в точку, стал максимально уместен. Потому как поняв заказчика — ты понимаешь и его заказчиков, то есть тех, кто будет на твой дизайн смотреть. А не поняв заказчика, ты не поймёшь сути изготавливаемой тобой вещи.

Ну и плюс к тому у меня есть диапазон, свой стиль, в котором я работаю — и он имеет границы. Что-то может выходить за эти границы. При этом, технически сделать это выходящее за границы я может быть и смогу, но воображение, чувство стиля, чувство прекрасного у меня за эти границы не выйдет. Я очень долгое время не принимал эту свою ограниченность, но потом понял, что есть вещи, за которыми не надо гнаться, у меня есть своя эстетическая ниша, и хорошо.

Как говорил Тёма Лебедев (с которым я далеко не во всём согласен по части дизайна) — однажды твоё отношение к клиенту «не мил я тебе» заменится на «тебе мил не я».

Ну и конечно остаётся всегда второй режим работы. Директивный. Иногда заказчик сразу понимает достаточно чётко, чего он хочет, и не желает ничего другого. Это тоже хорошо. Тогда он просто говорит, что делать, а я делаю. Говорит, что поправить — я правлю. А иногда приходится переходить на этот режим с консенсусного, когда консенсус не вытанцовывается, а заказчик не готов искать другого дизайнера (что было бы самым логичным). Вам знакома ситуация, когда заказчик говорит, что мол, это всё хорошо, только вот это увеличьте, а вон ту надпись вот сюда передвиньте. И если заказчик и вправду хочет именно этого, а не обсуждения — ну что ж, я предупреждаю о том, что ответственность я с себя за дизайн снимаю, мы переходим в другой режим и я радостно делаю всё, что он скажет — ведь яждизайнер как-никак. А, ну да, и плата, конечно же, будет выше. Да-да. Логика тут не только в том, что мне неприятно рушить собственный труд. Но и в том, что новый вариант дизайна в любом случае стоил бы отдельных денег.

Конечно, дизайнер, как и любой специалист, всегда работает в некотором коридоре возможностей. И можно было бы сказать, что вышеупомянутые два режима — условности, а на самом деле существует что-то смежное. Но это не так. Смежное — и есть результат компромисса, вернее, взаимопонимания дизайнера и заказчика. Если понимание есть — то анектодичное «добавьте красненького» становится уместным дополнением к работе, но такое взаимопонимание — это редкость, и в долгом виде случается скорее не между конечным заказчиком, а между заказчиком-арт-директором (или очень хорошим менеджером) и дизайнером, где арт-директор является тем важным человеком, который занимается пониманием заказчика и переводом этого понимания в понятный дизайнеру язык. А до тех пор, по умолчанию, эти два режима работы должны чётко разграничаться, а попытки смешать эти режимы приводят только к путанице и ухудшению взаимопонимания.

Народное правительство, например

Как я и говорил, за Стрелковым я следил довольно вяло, и никакого у меня мнения особого по нему нет. Скорее симпатичен, как человек. В воинском искусстве и вопросах тактики я совсем не понимаю, так что с военной точки зрения оценить не могу. С политической — в смысле, с кем дружит, кем подослан — тем более. Могу оценить тем незатейливым способом, который доступен всем: посмотреть, как себя ведёт, как говорит — короче, понять характер.

В общем, потихоньку смотрю всякие видео с ним и прочими товарищами из ДНР.

(там есть ещё и вторая часть)

Ну что сказать — люди как люди ©, в смысле, Стрелков и Бородай ведут себя как военные люди: чёткие, прямые, как и те, что приходили к Кургиняну в прошлой заметке. Не согласовали мнения перед конференцией: ни по Кургиняну, ни по Губареву, жгут, так сказать, «от сердца». Что скрывают — говорят прямо — «военная тайна»; о своём происхождении, об обстоятельствах знакомства — говорят спокойно и весело, без утайки. И вот я о чём ещё подумал: вы представьте, да, на минуточку, что это ведь премьер-министр и министр обороны. Ну то есть сравните с Медведевым и Шойгу, а лучше сразу с Сердюковым. Типаж сравните — речь ведь о типажах. Конечно, посмотрим, что оно и как будет дальше, то есть что эти «типажи» дальше будут делать, но термин «народное правительство», в моём понимании, вполне согласуется с тем, что я вижу.

Мягче!

Я вот честно не понимаю, почему люди такие злые. Почему некоторые могут просто так сделать бяку. Просто так. На ровном месте. Для смеху или из садизма какого-то. Не могу поставить себя на их место. Нет у меня такого. Вот в целом у некоторых отсутствует какой-то пиетет к людям, не отличают они человека от шкафа. Меня, конечно, люди могут раздражать, да более того — постоянно раздражают, ну так я, когда подкатывает, стараюсь просто подальше держаться. От людей. Во избежание.

Хорошо, бывает по-другому, бывает так, им там что-то показалось может быть. Что кто-то вторгается в их замок. А там знаете как зачастую: замок у них большой, простирается в том числе и на угодья, принадлежащие другим людям. Это как бы тоже всё ихнее, нечего тут. Товарищи, вот расскажите мне, я в людских отношениях не очень понимаю: это что, так стрёмно: проглотить мелкую каку? Ну вот когда тебе что-то говорят подозрительное или ведут себя странно — сложно не обращать на это внимание? Сразу лох или там чмо, если стерпел? То есть как бы образ доброго человека уже всё, не бывает такого, бывают только либо с лопатой либо с кольтом. Ок, ладно, давайте я не буду ничего терпеть, давайте я при малейшем подозрении буду сразу на голову ушат говна опрокидывать, а то и вовсе сразу в чайник. Лучше будет всем, да? Когда все всех боятся, когда перед тем как икнуть — хорошо подумаешь.

Кстати про кольт. Про короткоствол этот трижды обсуждаемый. Это ведь то же самое. Чтобы все друг дружку сторонились. А ну как что. А ну как вдруг. И сейчас отдельные личности из травматики пальнуть не стесняются. Давайте короткоствол раздадим. Вот градус уважения взметнётся! Будут такие бомбы ходить тикающие, обезьяны с гранатами.

Товарищи! Спасение — в терпимости. Нельзя быть как животные, как звери дикие. Не промывайте себе мозги гоблинами и клубами бойцовскими. Мягче же нужно друг к другу относиться. Мягче!

Опять 31

Вот интересно, надоест нашим дорогим несогласным троллить власть каждое 31-е число?

Каждый раз смотрю картинки — и смотреть почему-то не надоедает.

Я смысла в мероприятии не вижу никакого, вообще. Это же явный выход пара безо всякой цели. Такие вещи щас модно называть перфоманс. Или флэшмоб. Типа для лулзов. Потому что там сидит оно, свербит, нельзя спокойно жить, хочется что-то с этим дебилизмом в стране делать. А что сделать — это неважно, лишь бы шумно было. Шевчук в этом смысле тоже очень показательно повыпендривался. Толку — шумиха, а кроме того ничего. Несогласные могли бы строем сесть срать прямо на тротуар — тоже обратили бы немало внимания на себя. Возможно, ещё прибегнут к такому способу — запасаюсь поп-корном. Но есть, например, мирные монстранты. У ребят есть энергия, есть задор — вот и ходят на первомай с дурацкими, но политически нейтральными лозунгами. Их и не сильно-то трогают. От них только позитив. А эти — давай троллить. Как бабки ворчат, чтобы поворчать, но тут хуже: знают, что менты их всё равно скрутят, так нет, обостряют конфликт, а потом, после каждого 31-го россыпью разоблачения. То этого мента поймали за не тем словом, то тому нос разбили, то другому права нарушили. Да нет у них никаких прав, их раз выпустили — они проезжую часть своим движением загородили, с тех пор и не пускают. Шашками вот дымовыми в последний раз кидались. Неконтролируемый пиар целой солянки различных движений, за действия друг друга не отвечающих. И синие вёдра, и лимоновцы, и кого только нет. Без бдительного присмотра таких надолго оставлять в центре города нельзя.

С другой стороны, не понять власть. Ну сделайте вы уже что-то с ними, посадите пожизненно, расстреляйте, или дайте выступить как следует: с полной трансляцией по первому каналу, можно прямо на Красной площади разрешить собраться. Пускай уже выпустят пар! Ну сколько можно каждый раз одно и то же: натравили ОМОН, забрали, выпустили. Все, кто мог что-то понять, уже давно поняли: что так нельзя, и этак нельзя, что будет а-та-та, что ОМОН — это вам не хухры-мухры, и что наша власть ещё и не таких разгоняла. Ну, эти правда не поняли — ну они такие, упрямые. И не поймут.

Цена вежливости

Значительная часть граждан почему-то превратно понимают вежливость.

С ихней точки зрения, вежливость — это набор слов. То есть именно так, как сказал Сервантес: «обходится нам так дёшево и ценится так дорого». Но эта вежливость-то как раз дешёвая, и дорого она не стоит. Очень многие говорят «спасибо» ледяным тоном. Разве так благодарят? Да, можно сказать продавщице «спасибо» безэмоционально, потому что, казалось бы, это рядовая ситуация, но и это уже лицемерие. Я хочу сказать: не может быть никаких мелких поводов для холодной вежливости — ты или вежлив до конца, или лицемеришь.

Мне не нужно твоё пустое «спасибо», сказанное, как будто «пошёл к чёрту». Засунь его себе в задний карман. Именно про такое «спасибо» говорят, что его не намажешь на хлеб. Некоторые люди, вероятно, в принципе не способны испытывать благодарность.

Мне не нужно твоё пустое «пожалуйста», сказанное, как будто «а ну-ка живо». Иди-ка живо сам. Как в фильме «Убить Билла» было, когда героиня Умы Турман говорит мелкой японке: «я умоляю тебя, не сражайся со мной, уходи», на что та резонно отвечает: «ты умоляешь? так не умоляют! но скоро ты будешь умолять меня». Просьба — всегда унижение. «Никогда и ничего не просите у тех, кто сильнее вас» — выбирайте тех, перед кем можно унизиться и тех, перед кем нельзя. По нужде — унижение необходимо. Просьба без унижения — не просьба. Это пожелание, предложение, приказ, обязательство, принуждение — но не просьба. Некоторые люди органически не умеют просить, и хорошо, если их просьба звучит как предложение — но частенько она звучит так, как будто ты им крупно задолжал, а срок оплаты давно прошёл.

Вежливость не может стоить дёшево, поскольку она — не слова. Это эмоция. Безэмоциональные слова — это информация, но просьба — это не информация, благодарность — это не информация. Это подарок, это энергия, жирная энергия, которую можно намазать на хлеб. Не обязательно вообще говорить вежливых слов. Куда важнее интонация, с которой прозвучит твоя просьба и твоя благодарность. Я лично стараюсь не использовать вежливые слова без нужды. Потому что говорить их неискренне — лицемерие, а по-настоящему можно и без них, хотя, безусловно, они подчёркивают твой эмоциональный заряд, они служат тем самым хлебом.

Вежливые слова без вежливости берут своё начало от торговых отношений. Начальник говорит: «сделай пожалуйста» подчёркнуто холодно, потому что это твоя работа и он её оплатил. Он мог бы и не говорить — вышло бы честно. Ты сделал работу, тебе говорят: «спасибо» без всяких эмоций, потому что ты выполнил свой долг. Это не эмоция, это информация, означающая «ОК, операция завершена корректно, все условия соблюдены». Это машинный код, который к вежливости не имеет никакого отношения.

Дёшево стоит их лицемерие.

Менестрелям на заметку

А вы не заметили, что на плакатах, анонсирующих выступление каких-либо музыкальных групп, очень мало добрых человеческих лиц, и мало тёплых улыбок?

Неужели они все хотят показать себя тварями из космоса?

Все мы типа, такие-растакие.

Господи, да мы же с вами скоморохи все, музыканты, грязные бродяги менестрели. Нам вменяется быть человечнейшими из людей, и от нас ждут искренности и тепла.

Элвин — Аська

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.

Звонок другу

Когда я был совсем маленький и нам только-только провели телефон, я с озорства позвонил в пожарную. Хорошо, что не в милицию. Правда, когда ответили, тут же бросил трубку. Если честно, до сих пор стыдно. Но что-то в этом есть: проверить, а правда ли можно вот так просто нбрать 01, дозвониться, там что, есть настоящие люди, которые ответят, вот прямо мне, как в книжках там или мультиках?

Наверное с какими-то такими же озорными мыслями пишешь иногда известным людям или комментишь дневники уважаемых тысячников. Неужто он прочитает моё послание, вот он — этот гигант мысли, и даже что-то ответит, то есть вот потратит немножко времени чтобы ответить вот прямо мне? Писал Гоблину пару лет назад — получил ответ даже. Написал вчера Тёме. И тоже получил ответ. И вроде понимаю, как это глупо: написать без смысла, под выдуманным предлогом, ни о чём. Но всё-таки озорство побеждает. Понимаю школьников, которые звонят Онотоле.

Оказывается, да, есть такой Дмитрий Юрьевич, и есть такой Артемий Татьянович Андреевич — это реальные люди, они так же сидят за компом, читают иногда письма и могут иногда ответить.

Эта ваша заливная рыба

Кстати, попробовал суши. Сначала понюхал — пробовать уже не захотелось. Пахнут просто омерзительно. Но всё же попробовал.

Какая гадость!

Говорят, надо было попробовать с соусом — так правильно, а я попробовал неправильно, без соуса. И в зелёный хрен не макал. Ну, может представится случай — как-нибудь очень потом.

Всё-таки насколько у людей разные вкусы.

Я отношусь с большим подозрением ко всем рыбным блюдам. Особенное подозрение вызывает селёдка. Она где-то вкусная, где-то — нет. Селёдка в каком-то белом соусе — тошнотина, её ни видеть, ни есть невозможно, а ведь кто-то любит. Морские водоросли и всякая там морская капуста — полнейшая гадость, от неё просто выворачивает. Ещё совершенно невозможно ни нюхать, ни есть печень. Единственное — печень куриная, в консервах — это можно иногда, лёгкий ливерный вкус — он, в принципе, приятен. Но какая-нибудь тушёная говяжья печень с какой-нибудь гречкой — это тушите свет, это просто несъедобно.

С другой стороны, некоторые люди не едят грибы. Вы можете себе представить? Это же просто грибы. Они вкусны в любом виде. Они приятно пахнут сыростью и землёй. Я раньше, что примечательно, тоже не любил. Или думал, что не любил. А потом как-то угостили — друган угостил, я поворотил нос поначалу, но он меня таки уболтал. И ничего, вкусно было: жареные грибочки с картошечкой. С тех пор и люблю. Как их не любить: это же не печень и не суши какие-нибудь!

Олимпиада

Я от спорта далёк, как в активном, так и в созерцательном плане. Но кругом — болельщики, люди, коллективная истерия которых мне совершенно чужда, а тут ещё эта Олимпиада.

Со смерти СССР наши патологически продувают в командных видах спорта, в то самое время, как в одиночных ещё есть какие-то достижения. Мотивация команды — играть за Родину, мотивация одиночки конечно та же, но в меньшей мере, у него могут быть какие-то более личные причины побеждать. А когда в команде каждый начинает играть за что-то своё, то команда уже не играет. О чём это нам говорит? О том и говорит, что играть теперь нашим не за что. Что-то не так с Родиной. Нет объединяющей идеи, за которую можно биться.

Вот это — интересный и тревожный значок Олимпиады. Больше она мне ничем не интересна.

Аспергер и дуализм

Конечно, ставить самому себе диагноз — это бред, но прочитав — вздрогнул:

Эгоцентризм с небольшим или полным отсутствием желания или способности взаимодействовать со сверстниками является отличительным признаком нарушения. Характерными являются социальная наивность, чрезмерная правдивость и смущение после замечаний, сделанных незнакомыми взрослыми или детьми. <...> У людей с синдромом Аспергера нет естественной способности видеть и чувствовать подтекст социального взаимодействия. В результате человек с синдромом Аспергера может, например, оскорбить окружающих своими словами, хотя он вовсе не собирался никого оскорблять: просто он не чувствует границ дозволенного в данной ситуации. Часто люди с синдромом Аспергера неспособны также передать своё собственное эмоциональное состояние. <...> Это ещё иногда называют «социальной слепотой» — невозможность создания модели мыслей другого разума в своём. Им трудно или невозможно понять, что именно другой человек имеет в виду, если он не говорит прямо (то есть «читать между строк»). Это не потому, что они не могут придумать ответ, а потому, что они не могут выбрать между возможными ответами, — индивид с «социальной слепотой» не может собрать достаточно информации, чтобы сделать это, или не знает, как интерпретировать собранную информацию. <...> У многих людей с синдромом Аспергера могут быть трудности с «контактом глаз». Многие очень мало смотрят в глаза, так как это эмоционально перегружает их; другие смотрят в глаза неэмоциональным, «вытаращившимся» взглядом, который может показаться дискомфортным другим людям. <...> Жестикуляция тоже может почти отсутствовать или, наоборот, выглядеть преувеличенной и неуместной. <...> Когда человек с синдромом Аспергера занимается тем, что его интересует, он ничего не видит и не слышит, в прямом смысле слова, демонстрируя редкую компетентность в выбранной области. Вне своих областей интересов люди с синдромом Аспергера часто весьма ленивы. <...> Люди с синдромом Аспергера не воспринимают те неписанные социальные законы, которые мы усваиваем по опыту. Это как раз те люди, которые как в известном анекдоте, на вопрос «Как дела?» начинают действительно рассказывать как у них дела. Либо, наоборот, зная, что ответ на вопрос для собеседника может показаться слишком длинным — молчат. А если им сказать «Звони в любое время», могут позвонить в три часа ночи с чистой совестью. <...> Также многие люди с синдромом Аспергера замечают свои затруднения и пытаются приспособиться к жизни среди людей без синдрома, даже если они никогда в жизни не слышали термин «синдром Аспергера» или считают, что он к ним не относится. Ребёнок с синдромом Аспергера может с помощью тренировки и самодисциплины стать взрослым, который, хотя и страдает синдромом Аспергера, способен неплохо социально взаимодействовать с другими. Однако из-за замедленного социального развития люди с синдромом Аспергера могут иногда чувствовать себя наиболее комфортно с людьми, которые немного моложе их.

Синдром Аспергера

Всё это весело вроде бы, но снова навело меня на свои старые думы. А хочу ли я вообще включаться в мир людей? Шутка в том, что фактической необходимости в этом нет. Я и так прекрасно работаю в своём уютном уголке, а с коллегами сохраняю вежливую отстранённость; что же касается иных, кроме работы, сфер — то тут оно и подавно не нужно, всё давно автоматизировано, межчеловеческих соприкосновений требует минимальных, дальше будет только больше. И это неправильно! А мне хотелось бы показать пример правильности, как надо жить — и в этом основная причина. Но тут получается некое раздвоение. Я знаю, как жить, я думаю об этом — но не могу подать пример многого из того, что считаю правильным. Например, правильно всем дружить и радостно общаться — а я в любом случае не собираюсь общаться с людьми в таком объёме. Или правильно всем служить в армии — а я не служил, и если бы был выбор, не пошёл бы. Правильно заниматься спортом — но спорт не для меня. Правильно путешествовать — но мой дом — моя крепость.

И вот этот стыд мешает мне быть собой. Не то что быть — даже понять, а какой же я есть. Я чувствую себя одним из носителей пучка тонкого света для прочих людей, но пучок этот глубже, чем моё поведение и образ жизни — тут мне дать людям нечего, а более глубокое донести очень сложно: ведь и я бы не отнёсся с уважением к человеку, говорящему об общей любви и красоте, не желающему при том сделать приятным и красивым своё окружающее пространство.

Ну ладно, опять я о своём; надеюсь, простите больного человека? :)