Архив метки: карма

Я

Интересное и вдохновляющее переживание — ощущение непричастности меня.

Это похоже больше всего на тот момент, когда, будучи полностью поглощённым каким-либо делом, ты отвлекаешься и возвращаешь внимание от одной-единственной детали, которой был увлечён, во весь остальной мир. Как бы выныривашь из медитации, в которой сама деталь, сам объект, которым ты был увлечён казался не только всем миром — он казался тобой. Ты замечал за собой такое состояние, читатель? Ты смотришь телевизор, и вся комната вокруг исчезает — ты оказываешься внутри экрана. Стоит отвлечься — иллюзия пропадает. Или ты занят какой-то вещью, работаешь над чем-то — ты весь там.

То же самое — когда вдруг начинаешь испытывать это чувство к тому, что ты и окружающие подразумевают под тобой. Ты смотришь на свои фотографии — и понимаешь, что этого человека зовут «это я», но ты не чувствуешь «этого я» собою. Он как бы нечто очень важное, самое дорогое и интересное, но он не ты. Я читаю то, что писал кому-то, и живо слежу, и на какой-то момент сливаюсь с написанным, становясь тем собою, который это писал. Но, отвлекаясь, смотря в общем, я понимаю, что это не я писал, это писал «этот я». Не «он», а именно «я», но не я, который это сейчас думает.

Главное отличие настоящего меня от «этого я» в том, что меня нельзя наблюдать. Это очень важный момент. Меня нельзя наблюдать, обо мне нельзя ничего подумать, и меня нельзя никак описать. У меня нет атрибутов, вот в чём дело. У моего персонажа, с которым я отождествляюсь постольку, поскольку к нему приковано моё внимание — есть, и очень даже есть и свойства, и приметы, и характер, и привычки; но у меня — нет, я просто наблюдаю и думаю.

Второй важный момент в том, что по желанию ты не можешь оторваться от себя. Ты не можешь почувствовать свою непричастность к персонажу. Нет, ты живёшь им. Болеешь им. Чувствуешь им. Ты — это тот ты со всей этой психологией, жизнью и её ситуациями. Но если ты сможешь почувствовать, что ты — нечто отдельное, и чувствовать это по желанию, относиться к себе так, как относишься к любимому, важному делу или продукту — то это ступенька. Важная ступенька.

Пока — это только временные ощущения. Правда, появляющиеся в последнее время с заметным постоянством.

Странно, что я — это просто я. А не то, что под этим подразумевается.

Странно думать, зачем я живу. Мой смысл и есть в той жизни, в любопытстве, которое я испытываю, меняя своего персонажа и живя им. Очень понятно становится учение о том, что душа спускается в проявленный мир из любопытства, потому что ей скучно. Она набирается ощущений и возвращается в мир чистой мысли и чистого желания.

Это как раз то, что я ощущаю.

Я — это непрерывность сознания. Меня нельзя уничтожить, но на самом деле я куда более смертный, чем мой персонаж. Я умираю каждую ночь, ведь засыпая, я теряю нить сознания. А это значит, что каждое утро рождается новый я, который помнит воспоминания и чувства себя-вчерашнего. Поэтому так страшно засыпать.

Но пока я жив — я сам господь бог, они смеются надо мной — но это не я, они жалеют меня — но это лишь персонаж, который они хотят видеть, они переделывают меня — но они не смогут меня достать, я вне пределов их досягаемости. Я неизменен, и я всегда остаюсь самим собой. Это очень важный третий момент. Я — это всегда я, каким бы я ни был, каким бы не казался себе или другим, как бы ни жил, и какие бы поступки ни совершал — это всё видимость, и пустая трата времени за эту видимость переживать сверх того, что необходимо для обычного существования моего персонажа.

И момент четвёртый, вытекающий из предыдущего. Мой персонаж завязан сложными правилами игры, он зависим и обусловлен — я же свободен, совершенно и абсолютно. Он связан мнениями и чувствами людей — мои чувства к другим совершенны и нерушимы, что бы я ни делал — в мире свободной мысли никто не сможет никому повредить. Его свобода относительна, его карма сложна и запутана — моя карма так же легка, как и моя мысль. У меня нет атрибутов, только любопытство, продукты жизнедеятельности и неугасимое желание жить.

Тайное оружие

Не так уж мало людей имеют это оружие, как могло бы показаться смотрящему ежедневные выпуски новостей и воскресные кровавые боевики.

Но имеющих это оружие не так уж много.

У них не принято упоминать об этом оружии.

Тем более не принято обсуждать его работу, устройство и принцип действия.

Многие из них не называют это оружием.

Некоторые их них не подозревают, что оно у них есть.

Тем не менее, иногда кто-то посторонний, отличающийся наблюдательностью, начинает подозревать о наличии у некоторых людей этого тайного оружия. Многие из них пытаются его получить. Некоторым удаётся себя убедить в том, что они почти понимают, из каких частей его собирать. Единицы пишут поучительные наставления и читают лекции о том, как получить тайное оружие.

Но его трудно получить, и даже будучи правильно собранным, оно может заработать не лучше, чем наколдованный Хоттабычем золотой телефон. Даже в случае редкой удачи, полученное неподготовленным человеком, оно может быть использовано им для нападения, что чревато большой бедой.

Имеющие тайное оружие знают, что это оружие нельзя использовать для агрессии, употребивший его так может его лишиться.

Для владельца оружия нет ничего страшнее в жизни, кроме как лишиться тайного оружия.

Имеющие его люди выглядят баловнями судьбы. Они незаметны, как правило доброжелательны и зачастую кротки. Тем, кто не имеет оружия, кажется, что эти люди выживают каким-то чудом и они удивительные счастливчики. Им часто завидуют. Грубые невзгоды жизни обходят их стороной, лишь слегка задевая, но и то каким-то отфильтрованным образом, как будто ударившись об очень прочную броню.

Кажется, будто имеющего оружие очень легко обидеть, одурачить, облапошить, и использовать в своих интересах. На первый взгляд, так и есть, хотя этих людей почему-то очень не хочется обижать. Будто сердце не велит. И лишь тот, кто всё же осмелится, соблазнившись отсутствием всяческого видимого сопротивления, почувствует страшную силу оружия: силу настойчивую, безжалостную и неотвратимую.

В лёгком случае причинение вреда владельцу тайного оружия заканчивается лёгкими неприятностиями в жизни агрессора, сопоставимые с причинёнными им неприятностями. В иных же случаях, последствия могут быть гораздо хуже.

Оружие, при правильном использовании, даёт значительное смягчение любой агрессии и затяжной, полностью адекватный возвратный удар. При точной настройки оружия, его владельцу не требуется предпринимать специальных действий, оружие работает полностью автоматически.

Действие оружия, как правило, незаметно стороннему взгляду.

Тайное оружие — оно таковое и есть.

Оружие даёт возможность владельцу действовать в условиях тонкой материальности, не подвергаясь опасностям материальности грубой.

Потеря оружия для владельца означает почти наверняка его скорую смерть или деградацию до грубой материальности.

Как правильно, владельцы оружия не имеют другого, кроме него, и не имеют, что противопоставить агрессивной окружающей среде: обычно владельцы оружия слабы и не склонны применять другие виды оружия вроде физической силы, психического давления, обмана, лести и прочих — именно поэтому потеря оружия для них фатальна. И именно поэтому не ничего страшнее его потери.

К сожалению, очень сложно рассказать, как правильно жить с оружием, и как сохранить его в работоспособном состоянии.

Имеющие его интуитивно чувствуют, как правильно с ним обращаться.

Инструкция владения оружием — есть книга жизни.

Собирался я написать запись. Вчера. Думал-думал, ходил-ходил по комнате. Придумал. А записывать не стал, понял, что достаточно и того, что я её придумал. То ли нужда теряется постепенно в том, чтобы что-то из себя выливать, то ли лень просто.

Там видно будет. И вообще, что я, зря хостинг взял? Недешёвый, промеж прочим.

А вчера ещё иду по Кирова, возле метро Октябрьская паренёк подходит, лет десять-двенадцать, нормальный такой, симпатишный, интеллигентный, в очках и спортивной шапочке. Вежливо попросил десять рублей на проезд. Я отчего-то сначала прифигел. Подумал, мож подвох какой. В самом деле, ведь не побоялся и попросил так просто и уверенно. Я ему, конечно, дал. Не знаю, почему этот случай так запал… Что-то очень хорошее, доброе случилось — в такт мыслям последних дней о моей исключительной никчёмности с одной стороны и нежелании делать хоть какие-то добрые дела — с другой.

На самом деле, это только кажется, что мысли две: одна про то, что никому я особо не нужен, нужды во мне особой нет, что есть я что нет, и другая — что я никому не хочу помогать, сил никаких нет, даже в своё удовольствие жить. Нет, это всё один связный момент: я миру ничего делать не хочу, так вот и мир мне ничего делать не хочет. Просто всё, карма. Вот только теперь надо решить: мне туда или сюда? Кататься и саночки возить или ну их всех к чёртовой матери, жить по-своему буду, наплюя?

Вот и написал, что вчера хотел. Видать, тогда лень было. Хотя, с другой стороны, вроде и выливать-то это всё не особо потребно: так, знать прочитает кто, да кому на пользу пойдёт.

Карма

Сегодня в обед, по своему обыкновению, я вышел с работы прогуляться. Погода была слякотная, моросил дождик, что, в общем, вполне соответствовало мыслительному процесу. Пройдя через переход метро, вышел у Дома Офицеров; вышел, конечно же, через дверь с красной табличкой «выхода нет». План моего моциона лежал вокруг квартала по Советской и обратно по Красному Проспекту.

Карма. Видимо, это слово следует воспринимать по своему прямому переводу, а именно: карма это труд.

Живёшь, трудишься, и сам себе создаёшь условия для дальнейшего творческого роста и личностного совершенствования. Но если ты не держишь себя в достаточном напряжении, то условия, точно так же, перестают складываться наилучшим образом. Отсюда и страдания.

Это как будто ты сам себе собираешь автомобиль для дальнейшей поездки. Как соберёшь — так и поедешь. Если сборка была некачественной, то на первом же ухабе отвалится колесо… Или ещё чего похуже.

Карма — не возмездие, а здоровая радость созидания. Так же и жизнь — не сладкий бред, но собранность и ясность сознания.

Тяжело быть просветлённым, но оставаться обывателем — уже не то.

Подумав так, я улыбнулся серому дождю и зашёл в тот вход, из которого и вышел, на этот раз толкнув дверь с надписью «входа нет».

Музыка: Radiohead — Karma Police