Архив метки: будущее

Второе затмение

John Murphy — What Do You See? (Sunshine OST)

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.

Август, 2061-й год. В скверике на перекрёстке Гурьевской и Прибрежного тракта уже собиралась толпа. Отсюда в сторону реки открывался просторный вид на небо и, что сегодня было особенно важно, на яркое солнце. Оно уже было чуть тусклее, чем надо, но заметить это можно было только через через очки, раздаваемые специально по случаю затмения, которые, впрочем, мало кому достались, поэтому на отъеденный луной солнечный диск смотрели через карманник, у кого он тёмный, а молодая компания каким-то образом притащила чёрный, чуть прозрачный щит со стройки. У многих на головах были фотоаппараты. Хотя в целом здесь собрались люди интересовавшиеся редким явлением постольку-поскольку, потому что настоящие любители собрались на верхней площадке «дельфина», что был чуть правее — высоченном здании, получившим это народное имя за голубые бока.

Неприметный старичок, давно уже сидевший здесь на лавочке, не был простым зевакой, напротив, он ждал этого дня много последних одиноких лет. Но он пришёл именно сюда, хотя в большом сибирском городе было довольно более удобных плацдармов для наблюдения. Он ждал затмения, как ждут в детстве дня рождения, поскольку свои-то он уже давно перестал считать, и он не знал, что будет делать потом, когда нечего будет уже ждать, он думал об этом и боялся этого. Он помнил, как здесь стояли старые уже во времена его детства хрущёвки, а Прибрежный тракт тогда назывался улицей Зыряновской. Он щурился на солнце, что-то беззвучно бормотал под нос, а глянув на прикатившую на электрических самокатах парочку, и вовсе фыркнул. Потом долго ковырялся в старомодной джинсовой куртке, которая была на нём, несмотря на жару, извлёк из её недр карманник — он был у него жёлто-прозрачный, так что для наблюдений не годился — посмотрел на мелькнувшие огромные часы-минуты на поверхности, и так же неспешно засунул его обратно. Уже скоро.

Он волновался. А что такое волнение для старика… Он ждал, что вот-вот вступит в его последюю оставшуюся почку и как следует резанёт в левом боку, но никаких болей не было. Чуть-чуть помрачнело, луна шаг за шагом отвоёвывала у солнца бока. Показалось, что откуда-то издалека, из-за реки, наползает огромная тень, где-то у горизонта небо мрачнело. Старик уже никого не замечал, он смотрел на солнце, оно нестерпимо слепило, и глаза его слезились.

И когда вокруг совсем потускнело, и налетел холодный ветер, ему показалось, что он снова пятьдесят с лишним лет назад, стоит на этом же самом месте, держит дрожащими руками огромный ещё фотоаппарат, и готовится заснять самое затмение. И он молод ещё, и всё впереди, и он ещё не ведает, что его ждёт вскоре, но редчайшее космическое явление приводит его в благоговение, и он не знает, что с ним делать, ведь оно такое короткое, а бывает так редко. Хочется забрать его с собой, увековечить, но допотопная техника в неловких руках не может запечатлеть ни наступившего зловещего полумрака перед тем, как диск полностью закроется, ни огромную чёрную руку, мгновенно закрывшую небо, ни внезапной тишины. Через месяц он встретит ту, по которой, он сердечно тосковал, и будет счастлив долгие-долгие годы. Он снова увидел её как тогда, как первый раз, её нежные голубые глаза, она уходила, поглощённая лунной тенью, и исчезла с последним солнечным бликом, когда круглая дыра закрыла солнце.

Но старик успел, из последних сил рванулся вслед за ней, в исзчезающий бриллиант солнечной короны, туда, на обратную сторону луны, освещённую по-неземному яркой солнечной хромосферой. И когда на фоне золотистых протуберанцев он увидел знакомый силуэт, от счастья дыхание его оборвалось.

Тьма длилась не долго. Через несколько минут солнце снова открылось, голоса людей звучали оживлённее, чем во время затмения, и парочка на электрических самокатах даже не сразу заметила откинувшегося на мягкую спинку скамейки старика, он сидел спокойно, он уже больше не бормотал себе под нос, его рот был недвижно приоткрыт в жутковатой стариковской полуулыбке.

— Слав, что это с ним? Вам плохо?.. Слава, вызывай минутку…

Минутка, утробно гудя и сверкая голубыми огнями, была рядом через две минуты, она среагировала на сигнал об изменении пульса ещё до вызова. А старик не любил спешки, и он бы её не одобрил тем более сейчас, в в таком деликатном деле, и попросил бы оставить его в покое.

Птицы, растревоженные временной тьмой, всё ещё кружили в небе без единого облачка, и солнце двигалось к закату. Обратно минутка шла уже без сирены, и ничто не нарушало тишину, был августовский вечер, 2061-й год.

Куда дует ветер

Есть такая интересная тема, повсеместно звучащая, витающая, так сказать, в воздухе. Про вырождение людей. Симптомы такие: в современной цивилизации, читай — в крупных городах, стирается грань между мужчиной и женщиной, женщины подались в бизнес или, как минимум, воспитывают детей в одиночку; в отсутствии необходимости в физическом труде, мужчины перестали интересоваться физической подготовкой; пропадает понятие мужского поведения и женского поведения, заменяясь неким усреднённым общечеловеческим, плюс различные крайности типа геев или трансвеститов; люди стали менее общительными в целом, более замкнутыми, офис-дом, компьютерные игры, интернет.

При этом предлагается не менее интересное лекарство в виде возврата к первобытно-общинному типу отношений или как минимум к феодализму. Не обязательно технологически, но тем не менее, технологический дауншифт в район средних веков является важным условием. И вот тогда-то люди вернутся к своим историческим ролям, не будет всяких накрашенных женоподобных мальчиков, не желающих обременяться семьёй-детьми и всё такое. Программа-минимум — срочное воспитание мужчин как физически сильных, суровых, приспособленных к выживанию в условиях тундры и способным отоварить пару-тройку хулиганов.

Давно хочу высказаться на эту важную и большую тему, и попытаюсь сделать это, не стремясь охватить тему целиком — но так, некоторые мысли.

По поводу лекарств такого рода считаю, что это не выход: ни срочно всем валить жить в лес, ни повсеместно развивать мальчиков как суровых мужиков. Предать цивилизацию вряд ли получится, мы за неё боролись с самого начала человеческого существования; в том и суть нашего развития как человечества, чтобы манипулировать всё более и более большими энергиями и материями — по этому пути мы двигались и будем двигаться всегда. Убежим в лес — начнётся всё с начала, это не спасение, нельзя человеку жить в лесу всегда.

То же самое и про мускулы. До недавних пор, можно сказать, что и до сих пор, физическая сила была и остаётся очень важным свойством мужчины. Но это так до тех пор, пока она является необходимым условием как для выживания, так и для самовыражения. Для выживания она уже в большинстве случаев не нужна: древний человек лазил по скалам и быстро бегал за куском мяса или от хищников, а сейчас это виды спорта, выбираемые исключительно исходя из собственного интереса. Для самовыражения? Раньше воин мог показать свою храбрость, выступив с ножом против тигра. Сейчас большинство даже отъявленных храбрецов предпочтут показать свою храбрость в походах на Эверест или в прыжках с крыши с верёвкой (со страховкой) или в гонках на машинах (с ремнями безопасности). Можно ли говорить, что храбрецы уже не те? Личная жизнь всё больше становится общественной ценностью. Ну на насчёт самовыражения как привлечения противоположного пола — всё точно так же: женщина ценит в мужчине силу вообще, то есть способность совершать действия вопреки противодействиям. И чем дальше человечество развивается, тем в меньшей степени для этого нужны не только мускулы, но так же грубость и армейская суровость.

Итак, думаю, что все разговоры о возвращении к истокам — то есть к образу жизни далёких и не очень предков — лишены всякого смысла, никакого возвращения к грубому материализму не может быть.

Где-то с начала прошлого века, с начала массовой индустриализации, с тех пор, как население деревень стало объединяться в города, начался процесс насыщения человека вещами первой необходимости. То, что раньше заполучалось тяжким физическим трудом и суровым образом жизни, вдруг стало падать чуть ли не с неба. Освободились лишние силы, освободилось время. И ничего не изменилось по большому счёту: единицы, в силу талантов или обстоятельств, использовали это для новых научных достижений, для занятий искусством и умножения красоты и знаний мира, большинство же, как и раньше, пили водку и играли в карты долгими зимними вечерами. Потому что раньше не было ничего, кроме водки и карт. Но цивилизация подарила нам телевидение, а телевидение рассказало всем об утехах когда-то узкого круга аристократов. Теперь утехи эти стали общедоступны, и стали от нечего делать красить волосы в зелёный цвет, переодеваться в женское платье, заводить собак просто для красоты, играть в компьютер, собираться на ночь пожирателей рекламы, поджигать клубы. Работодатели стали платить деньги просто так скучающим людям галстуках, а магнаты он-лайн игр и магазинов на диване стали эти деньги отбирать. Мужское поведение человеку в галстуке ни к чему, дети ему тоже не нужны для нормального существования. Но всё же так было всегда, просто времени на это было меньше, а теперь времени на ерунду у среднестатистического обывателя в вакууме — навалом. Водки можно выпить больше, и сгубить печень раньше. Отсюда и разговоры про вырождение.

Поэтому лекраство может быть таким: лишить человека свободного времени, коль скоро он не будет добровольно тратить его на доброе и вечное, и лишить его интернета телевидения, чтобы не засорять мозг. Но телевидение — давно раб телезрителей, так что достаточно просто принудительно занять человека. Кто же выступит в роли истязателя и тюремщика для каждого жителя цивилизованного мира? Авторам идей возвращения к истокам, наверное, близка ядерная война и всеобщая анархия в такой роли. Вот уж точно ни на что времени больше не останется, как на поиски довоенных консервов и охранения своего секретного погреба от мародёров. Мне лично ближе что-то вроде мирового кризиса, кризиса финансового по сути, но на самом деле кризиса всей мировой потребляющей цивилизации.

Положение, когда всё дешёвое мировое производство работает на ерунду свободного времяпрепровождения, мне кажется настолько абсурдным, что не может существовать долгое время, оно нестабильно. Оно и не существует долго: ему сейчас не более полусотни лет. Хочется верить в некий инстинкт человечества, как в высшую силу, который стремиться к увеличению мощи и величия человеческой цивилизации, а не в зацикливании этой мощи внутри себя, как у вхолостую работающего генератора.

Словом, я верю в некоторые механизмы, природы которых не знаю, и мировой кризис, пусть даже наступивший с лёгкой руки мировой власти банкиров, укрепляет мою веру. В возможность тотального возвращения в средневековье при этом я верю слабо. Поэтому мне не по пути с гражданами, проповедующими суровое мужланство, материальные ценности и цинизм. Добрые, правильные тенденции нынешнего мутного времени должны сохраниться и пережить любой кризис: это мировая информационная сеть, скоростной транспорт, через это — единство и сплочённость мира, через это же — честность и открытость людей и институтов, разнообразие интересов и индивидуальность каждого человека, разнообразие творчества, терпимость друг к другу, к особенностям и неповторимому разнообразию всех людей. Такие стремления я однозначно называю прогрессом, несмотря на то, что сейчас подобные начинания находятся в жалкой, порою уродливой стадии. Но ветер дует куда-то туда.

Ну а практические соображения тоже самые обыкновенные. Делай сам, как надо — будущее наступит именно такое. Будь нормальным, здравомыслящим человеком: я не знаю здравомыслящих людей, которые бы красили волосы в зелёный цвет, балдели от аниме или вообще от чего-либо, или сидели бы на работе, рубясь в Lines. Не поддавайся на соблазн страха, не ставь железные двери и сигнализацию, не выдумывай финансовые махинации, поддерживай порядок в доме, в компьютере и в голове, не замыкайся сам на себя, не отгораживайся от нормальных людей, не общайся с психами. И всё будет хорошо.

Новогодняя весть

Вот прошло ещё 365 дней с тех пор, как Земля в предыдущий раз была в этой же части своей орбиты вокруг Светила.

Я вижу много пессимизма в дневниках камрадов. Я вижу много уныния. Веет всеобщим предчуствием великого и ужастного времени. Прекрасного времени, в которое повезло родиться всем нам, принадлежащим примерно к одному поколению… И если мы не станем поколением «П», то уж наверняка нас вспомнят как первопроходцев Эпохи Водолея, первенцев Шестого Человечества от начала существования разумной жизни на нашей планете.

Ближайшие годы принесут нам всё увеличивающуюся пропасть разделения между Старой и Новой расами. Слепцы, ведомые слепцами, будут идти старым направлением, не видя того, что ветхая тропинка кончается пропастью. Но те самые камрады, которым сейчас ох как нелегко, те самые, кто пишет в дневники беспросветные записи, именно они будут перывыми, кому выпадет шанс увидеть новый, Космический путь землян. Они будут первыми, кто услышат Зов далёких миров. Они будут первыми, кто сможет открыть сердце Новому миру… Если хватит сил противостоять всеобъемлещему унынию, заковавшему человечество в тяжёлые цепи. К радости, друзья, к великой, значительной и торжественной радости! Великой, светлой и прекрасной, как само огромное жизнедающее Солнце!

И я обращаюсь к камрадам, которые чувствуют, что восхождение на Армагеддон уже давно началось. Предсказанная битва идёт уже сотню лет, и она близка к финалу. Последние сомневающиеся в законе Кармы увидят его в действии, потому что следствия всё ближе и ближе к причинам. Последние сомневающиеся в значительности Тонокого мира увидят его своими глазами, потому что он всё ближе и ближе к нашему обиходу.

Видящим скажу: напрягитесь! Битва внутри каждого из нас. Животное начало, которому человечество так долго поклонялось, не уступит свои позиции без боя. Но начало Космическое, начало высокое, начало Божественное, начало Этическое — победит. Усилием каждого, каждого из нас.

Wake from your sleep
And dry all your tears
Today we escape
We escape
Pack and get dressed
Before your father hears us
Before all Hell breaks loose

Breathe, keep breathing
Don’t loose your nerve
Breathe, keep breathing
I can’t do this alone

Current music: Radiohead — Exit Music (for a film)