Пробуждение вполсилы

Ну, что сказать о новых ЗВ? Сначала для всех, без спойлеров. Без спойлеров можно сказать, что готовиться следует к фанатскому фильму. Фильм очень похож настроением на разные фанатские поделки, и в этом качестве довольно хорош.

А теперь, внимание, дальше будут спойлеры.

Одно дело, если фильм снимает Лукас — он сам себе режиссёр, продюсер и спонсор. Тут можно рисковать и фантазировать на собственную седую голову. И получается ничего — 1-й эпизод вышел не таким уж плохим по сравнению со Старой Сагой, дальше конечно всё было загажено, но надо ж было как-то концы с концами сюжета сводить. А тут товарищ взялся за некоторую культурную ценность и взялся не за свои деньги, а под чутким надзором. Чуткий надзор может привести только к банальщине. Зачем рисковать — не взять ли того, старого, проверенного и не замешать ли его погуще? В итоге конечно вышел 4-й эпизод с мелкими вкраплениями 5-го и 6-го вплоть до мелочей. И мелочи тщательно расставлены, чтобы радовать престарелых фанатов. Конечно, если фильм смотреть свежими глазами, ни сном ни духом не зная про эту вселенную — то новые ЗВ проиграют даже «Стражам галактики» — ну подумайте сами, то ли симпатичный енотик и забавное дерево — а то ли дед с ручным медведем. Так что фильм в общем-то для фанатов, собственной художественной ценности он не несёт никакой.

А чем он мог удивить? Интересный сценарий в такого рода эпических фильмах-зрелищах — удел гениев-единиц, вроде Кэмерона или Лукаса. Спецэффектами — так всё, что можно было нарисовать, уже давно нарисовали, какие могут быть новые спецэффекты — тут общим накалом взять можно, а не технической диковинкой. Накал был, когда Сокол пролетал сквозь старый дредноут в пустыне — да, клёво сделано. Но как-то и всё. Так что осталось Голливуду только трясти сединами Форда, Хэмилла и Фишер, да старым пыльным костюмом Чубакки. Ну и, как положено, внести новое измерение в старые образы: может ли Сокол стартануть на сверхсветовой прямо с места? А приземлиться на сверхсветовой слабо? А как будут выглядеть битвы на Х-вингах в атмосфере? А что если Звезду Смерти сделать прямо из планеты — и почему бы ей не шмалять с места прямо через гиперпространство? А вот этот арблет на шее Чубакки — он вообще стреляет? Кажись, я перечислил все новинки.

Ах да. Ещё Рей. Очень, очень фотогеничная девушка. Подбирал челюсть с пола. Без неё даже не знаю, как этот фильм бы смотрелся. Ну а с ней — нормально. А вот новый Дарт Вейдер — как его там? — когда снял шлем — это был явный главный фейл. Вот это он зря сделал.

Я вернусь

Когда я был маленький — мне так рассказывали, сам я не помню — водили меня, значит, кровь из пальца сдавать. А я это дело и сейчас не люблю. Из вены — сколько угодно, а из пальца выдавливать не надо, он у меня чувствительный. Так вот, не знаю, сколько мне лет было, ну может пять — и сколько меня водили, я, плачущий, тем не менее всегда был учтив, и прощаясь, неизменно говорил, хлюпая носом: я к вам ещё приду!

И я конечно снова вернусь. Вы сделаете больно — а я вернусь. Вы выпотрошите меня — а я вернусь. Чтобы снова слушать вашу фальшь. Вернусь чужой пешкой в вашу игру. Я не хожу по клеткам — и вы начнёте что-то подозревать. Вместо преклонения перед заказчиком вы увидите перфекционизм — и это будет вас раздражать. Вместо преклонения перед начальством вы увидите принципиальность — и это будет вас бесить. Я приду в ваш монастырь со своим уставом и буду вас учить. Извините, есть у меня и недостатки. И вам придётся найти мне объяснение. И вы его конечно найдёте, вы объясните меня в терминах вашей игры. Но я не играю в вашу игру — и когда вы поймёте и это, зыбкая маска человечности покинет вас. И вы покараете меня самой страшной карой, которая есть в вашей игре. Вы отнимете у меня самое дорогое, что только можете вообразить. Вы не заплатите мне денег. А я вернусь. Вы обманете меня — а я вернусь. Я приду к вам ещё. Снова и снова.

Во что поиграть в это тревожное время суток

Поймал себя на мысли, что игру Доделать Дизайн Буклета в Кореле рассматриваю наряду с Дьяблой и Фоллаутом как вариант субботнего вечерного времяпрепровождения.

Так ВОТ ЧТО чувствуют все эти творцы!

Я, кажется, становлюсь профи.

Hey you

Одна из вводящих в ступор вещей социального взаимодействия, это когда незнакомый тебе в реале человек в переписке начинает сразу на «ты». Можно продолжать «выкать», но это как-то не честно. Можно начать «тыкать» в ответ — а ну как он сильно старше? Но откуда он знает мой возраст тогда? Знает? Догадывается? Проста чиста конкретный па жизне? Вот бывает — тыкаешь такому весёлому, скажем, заказчику в ответ, а потом вы созваниваетесь, и ты слышишь, что ему уже под полтинник. И неудобно. Потому что приходится поджимать хвост и переползать обратно. А он будет и дальше тыкать.

Мне кажется, что в общем случае начинать надо на «вы», а переход на «ты» должен происходить, когда пересекается какая-то черта изначальной отчуждённости, ну и по возрасту смотря — либо в одностороннем порядке, либо обоюдно. Но не сразу. Не сразу просто по той причине, что «ты» — это неизбежно «эй ты». Это другое отношение во всём: и в близости и в развязности, и если близость ещё не заработана, то получится одна развязность.

Ну а песня вы и сами понимаете какая тут должна быть.

Шерсть и шоколад

Под каждую песню свои ассоциации, иногда совсем нелепые и неожиданные.

Вот помню детство, бабуля ещё молодая, красить волосы ходила. И вот зима, может быть не зима, а конец ноября, как сейчас. Вечер не поздний, но темно уже. Темно и тихо: машин было мало, а воздух морозный звенит, что каждый звук был бы слышен. И фонари светят холодно, но не тоскливо, потому что снег блестит, серебрится, а мы с бабулей идём, и я любуюсь на этот блестящий снег, а она мне стихи читает про берёзу за окном — снегом, словно серебром. А голову закидываешь — там тоже звездочки поблёскивают, сначала видишь только крупные, но если долго смотреть, то можно запнуться и упасть. Хотя нет, не упадёшь, за руку крепко держат. И вот мы так идём, мимо валяной фабрики на Восходе, сейчас снесли её уже, а вместо неё неебическую зелёную херню построили — прошу прощения за слово «зелёную». И пахнет от фабрики тёплой шерстью. А дальше пройдём мимо детского сада — и ближе к дому будет уже шоколадной фабрикой с Никитина пахнуть. Так и жили. Подует с одной стороны ветер — шерстью пахнет, с другой — шоколадом.

Я всё жил в ожидании возвращения домой.

А теперь, когда понимаю, что уже никогда не вернусь — не знаю, как можно жить всю жизнь не дома?

* * *

Проиграть

Бесконечная ночь подходит к концу — жду наступления беспечной радости.

Когда я задавался, бывало, вопросом, а по какой части уравнения всеобщей справедливости я живу: по ночной или по беспечной, всё время казалось, что по ночной. Это было, конечно же, неправдой: друзья всегда завидовали моей счастливой жизни, и, уверен, любили меня не за краткие периоды нытья, а за приступы радостного идиотизма. Но просто человек же задумывается над смыслом вечных фраз, когда ему плохо, а радостная идиотия как-то не располагает.

Интересно, есть ли за что любить меня сейчас.

Впрочем, любят просто так, это и ценно. Хотя можно покопаться, и выяснить, но зачем… Пусть будет просто так.

А ведь сочетание это и нередко: грустный клоун, великая и грустная стезя шута и всё такое. Я знаю бодрых людей, которых не заподозришь в грустности, но видел немало людей, радость которых хотя и наигранная, но она как будто поверхность некой совершенно иной, мрачной глубины. Не обязательно страшной, а если уж и страшной, то исключительно для своего владельца. Поэтому наверное напрасно спрашивать судьбу: клоун или философ? Это вполне сочетается.

Зато уместен другой вопрос: а хорошо ли быть вечно молодым или надо вежливо соответствовать телесному возрасту? Я задаю этот вопрос так, как будто у меня есть выбор. Отчасти он есть, отчасти его нет. Мою молодость унесли с собой умершие друзья, умершие близкие, она осталась в утраченном доме, она потеряна вместе с утраченной чувствительностью отдельных кусков кожи, да и утраченной чувствительностью отдельных кусков души не в меньшей мере. И я уже не могу не играть, потому что я и не играю: во взрослого, слегка заматеревшего, слегка уставшего человека. Скорее вопрос надо ставить так: а стоит ли бежать от этого взрослого, заматеревшего, уставшего человека, не всеведущего, но искушённого? Или покориться ему, терпеть как должное бессонницу и ночные страхи, ностальгию по прошлому, сожаление о недостигнутом, несбыточное желание быть понятым, запёкшуюся, но иногда кровоточащую тоску по неизвестным друзьям и невстреченным своим

Задать себе наконец вопрос: а не многого ли я хочу при том, что я из себя представляю? Я, впрочем, умел радоваться малому, и это тоже куда-то пропало, пришла неуместная гордость, избирательная принципиальность, а взамен чувства собственной отдельности пришло чувство собственного величия — что совсем не одно и то же, хотя генезис и понятен. Задать меркантильный вопрос: а не стоит ли с усилием выхватить сквозь игольное ушко из божьего царства божьего изобилия — сколько дотянусь? Авось господь отвернётся, авось и не допетрит. Нехорошо? Но почему ж другие этим с утра до ночи заняты, а мне, значит, нельзя?..

Мелкий, мелкий человечишка, с огромным желанием и маленькими руками.

Хотя и тут не одинок. Нет, совсем не одинок. В чём же я тут непонят — тут как раз всё понятно. Да, со мной дружат и гиганты, но только потому, подозреваю, что Магуи Вбубен ещё не разучился плясать, хотя пляшет всё менее и менее резво. А может и просто любят — фиг их поймёшь, какие у этих гигантов прихоти… Я вообще думаю, что все эти уничижительные саморазборы — тоже не совсем честные. Да, вот как оно выходит! Это просто обратная сторона огромного желания, акт вежливости к совести. Становится легче, на душе приятнее, можно расслабиться снова запустить мелкую ручёнку пошарить в игольном ушке.

Нет, нельзя мне воровать. Всем можно — а мне нельзя. Да, так я проиграю, но почему вдруг захотелось выиграть? Жил и жил как вечный loser, и счастлив был, с каких пор решил записаться в местную гопоту? Чтобы отомстить этим, которые меня постоянно обыгрывают? Да, конечно, я устал от их игр. Но всё же нельзя. Снова проиграть. Проигрывать было так легко, когда ничего не имел, а теперь — искушённому, заимевшему дьявольскую силу — проигрывать тяжелее. Надо искать потерянную любовь, как-то собирать растерянную нежность, и ждать, ждать, не суетиться — авось мимо и проплывёт труп врага. А не проплывёт — ну что ж… Может, мы просто не замечаем, как они проплывают. Мир справедлив, мир должен быть справедлив, всё устраивается нашими маленькими руками, но без нашего ведома, наша задача одна: бороться с дьяволом в себе. А снаружи будет лишь неизбежное следствие.

И радость беспечная, и бесконечная ночь.

Путин и вода на Марсе

Не раз замечал, как какое-нибудь крупное, но неприятное западу информационное событие тут же зашумляют каким-нибудь другим, нейтральным. Вот и в этот раз. Стоило Путину двинуть свою речь на ООН, как сразу же на Марсе нашли воду. Но я-то за темой Марса давно слежу, и никакое это не открытие. Что вода в полярных шапках есть, так вообще уже сто лет знают.

Может быть конечно это немного конспирологическое заявление, но я буду копить такие — и жалею, что в прошлые разы не отметил, что именно было. Но такое уже было, это точно.

Гарри Поттер и Альфонсо Каурон

Перечитал в очередной раз всего «Гарри Поттера». Читал неторопливо, вдумчиво, небольшими порциями — наверное около двух месяцев к ряду. Снова с детства знакомое щемящее чувство, с которым непонятно, что делать. Сага закончена, в продолжениях не нуждается, герои застыли там, где их оставили.

В детстве тоже не было понятно, чего же я собственно хочу. Попасть в мир к этим героям? Прожить их жизни, как свою? Я однозначно не хотел бы жить в этом мире — он прекрасен, но прекрасен сам по себе, под стеклянным колпаком. Много говорят о том, сколько всего в «ГП» плохого, но на самом деле там просто английский взгляд на мир, английские традиции, английские подходы к воспитанию, притом ещё в романтизированном, идеализированном виде. Ну, может быть, затронутые дымкой постмодернизма, возвращения к корням, и прочим, и прочим. Да, не наш это мир. Чуждый. Но тем не менее очень талантливо выписанный. Чем больше читаешь, тем больше понимаешь невероятную глубину, многослойность произведения. Написать такое мог только гениальный человек. Я смотрел фильмы про Роулинг — она довольно простая в общении и искренняя женщина, хотя и отягощённая непростой судьбой, как полагается, в книгах неплохо отражённой. Впрочем, я конечно не собираюсь разбирать ни книги, ни автора — это уже и так прекрасно сделали. Научные диссертации по этим книгам писать можно.

Я просто предложу, если кто не читал — таки прочесть. Как я уже сказал, я считаю произведение не только далеко не проходным, но действительно выдающимся. Вот только с переводами «ГП» на самом деле большой напряг. Их несколько. Первый раз я читал в переводе Марии Спивак, но она перевела только первые то ли три, то ли четыре книги, да и читал я давно, не могу сказать, лучше они или хуже. Помню только, что имена персонажей там были переведены крайне нелепо. Остальные книги я читал в «официальном» переводе — от издательства «Росмэн». Что могу сказать — перевод неплохой, но там много отсебятины, чувствуется скорее крепкая рука опытного редактора. Переводы имён и названий там хоть и «канонические» — в фильмах, например, имена те же — но тем не менее тоже нелепые (один «Волан-де-Морт» чего стоит, Булгаков вертится в гробу аки вентилятор). Я же в итоге остановился на переводе «Армии Гарри Поттера» — народном переводе, тоже довольно нелепом, но очень близким к тексту, иногда до неграмотности близким (со всеми этими «мы сделали это» и подобной ерундой), но тем не менее ушей переводчика, в отличии от росмэновского перевода, там гораздо меньше. И имена собственные практически не переведены, что тоже добавляет английской аутентичности. В общем, как мне кажется, читать лучше в нём.

Ну а если до чтения не дойдёте — посмотрите хотя бы фильмы. Они тоже очень неплохи. Ну а если не осилите и их — то посмотрите хотя бы третий фильм: «Гарри Поттер и узник Азкабана». Фильм снимал Альфонсо Каурон (на «Гравитации» он явно отдохнул), и фильм получился на голову выше всех остальных частей. Шедевр от начала до конца, с кучей находок, с живой игрой актёров, с прекрасной музыкой — короче, очень хороший детско-юношеский фильм, с юмором и без пошлятины. Смотрится на одном дыхании. Ну и Роулинг считает третью часть лучшей экранизацией. Что мешало Каурону снимать дальше — непонятно. А жаль.