На страничке Дельфина в Унылом © Вконтакте — прекрасная фотка:

Идеальный сервис

Читаю очередные завывания на тему отсутствия идеальных платёжных систем. И причина мне вырисовывается следующая. Её, замечу, можно вообще подогнать под отсутствие любого идеального сервиса. Так почему его нет?

Вот есть сервис, есть правила сервиса. Над сухими правилами ещё сверху фактический режим работы, то, как сервис работает на самом деле. Насколько он дружелюбен, насколько он вежлив, насколько быстр, насколько его решения тяготеют в сторону «клиент всегда прав» или же в сторону «извлечения максимальной прибыли».

А вот есть две категории людей. Ну, условно, на самом деле конечно две полярности. Одни — политики, другие — сутяжники. Политики строят отноешения с сервисами на вежливости, на отсутствии лишней требовательности, ведут себя мягко, ждут, что им и так всё предложат, а они, в свою очередь не постоят за разумной и совевременной оплатой и не будут раздувать разногласия из-за копеек и мелочей. Другие — сутяжники. Они въедливо прочтут инструкции, а в худшем — и не прочтут, будут требовать всего на свете, мыслимого и не мыслимого, будут возмущаться ценами, будут трясти конституцией и правами потребителей, будут жаловаться, будут ругаться, словом «брать от жизни всё» и выжимать сервис досуха.

Как быть сервису? Будешь ласковым, откроешь двери и объятья — придут сутяжники, обглодают, развалятся на диванах, будут орать в коридорах по мобильному, будут вливать в себя третью бесплатную чашку кофе, густо натопчут и, фыркнув, гордо удалятся, ничего не купив. Будешь сухим и чёрствым, как продавщица советской мясной лавки, будешь смотреть с подозрением, брать деньги вперёд, упаковывать, доставлять и объяснять за счёт покупателя, разбираться в причинах поломки месяц, требовать личное присутствие, копию паспорта и кипу заявлений в трёх экземплярах — к тебе не придут хорошие, добрые и ненавязчивые клиенты, которые как бальзам на душу в конце рабочего дня, и которых мы на самом деле очень любим.

А я скажу так. Закон, регламент, конституция, права потребителя — это крайность. Это не правило поведения, не картина того, как должно всё выглядеть и не руководство к действию. Это жёсткий предел, касаться которого можно лишь в крайнем случае, если уж совсем никак не прийти к соглашению. Но что сделать, если экстремизм в человеческой природе, если мы так любим довести всё до ручки, ощутить право и потребовать, ощутить силу и воспользоваться, а потом грустить по нехватке добрых, милых, внимательных, честных.

Что делать? Работать над собой, медитировать, постигать дзен. Сервису — быть смелым, вести дела ласково и предупредительно, решать вопросы методом личного подхода: кому чаю налить с плюшками, а кого и под белы рученьки вынести, пусть приводит хоть всё отделение и загадит проклятиями все форумы. Клиенту — помнить, что ты приходишь к людям, а не к робослугам с Марса, посему приходить с добром и лаской, а к хамам не возвращаться и не пытаться их исправить, чётко знать свои права и никогда, никогда их не применять :)

«Аватар» против «Операции Ы»

«Аватар» вроде как стал самым кассовым фильмом в истории кинематографа. Однако, это смотря как считать. Инфляция доллара имеет место быть. Что если подсчитать по количеству посмотревших зрителей?

Оказывается, он далеко не самый первый по количеству посмотревших зрителей в кинотеатрах.

Конечно, прокат «Аватара» продолжается, поэтому тут тоже надо иметь в виду, что информация по ссылке уже устарела.

За тридцать

В субботу вечером, около семи часов, мы ездили в Ашан. Советую ездить в Ашан именно в субботу вечером. Конечно, раньше я бы порекомендовал ездить в Ашан в субботу утром, но последние поездки показали, что эта счастливая мысль пришла не только в наши головы, и в несусветную рань, а именно в двенадцать часов, когда мы туда припирались, не было уже ни одной свободной тележки, а на перекрёстках стеллажей остро чувствовался недостаток светофоров. Видимо, все решили всех перехитрить и приехать раньше всех. Поэтому мы решили перехитрить и тех, кто решил перехитрить всех, и приехали вечером. Народу было довольно немного, хотя тележек непостижимым образом всё равно не было.

Прошлись быстро, без малого девять уже стояли на остановке обратно. Вечер уже, темно, но народ всё равно есть, не сказать, что безлюдный пустырь. Это я к чему. Глядь в одну сторону — двое мутантов лет восемнадцати с абсентером ржут, толкаются, оба в женских трусах четыреста шестьдесят восьмого размера в цветной горошек поверх джинсов. Глядь в другую сторону — под страшные вопли двое передорослей такого же возраста возят друг друга в тележке по полупустой парковке, тележка падает, тут же машины ездят, притормаживают перед этими дегенератами, а им всё божья роса, поднимают тележку и дальше в разгончик.

Тут я подумал, что ведь всякое было в наше время, а такого не было. Вернее, даже вслух сказал.

И тут же ощутил по-настоящему, что вот оно какое, когда тебе за тридцать.

Dolphin — Без нас

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.

Несладкий день

Сижу на работе, а сахару нет. А какая работа без сахару? Когда чай несладкий, несладок и день, и во лбу там внутри что-то болит, наверное продуло, а за окном минус тридцать. Хочется сладкой жизни! И лифт не работает, что примечательно. Бухгалтерия, которая с нами в одном кабинете, болтает по телефону о своём, о женском, глава отдела кипятит древний чайник для испития несладкого кофя. Интернеты медленные, пишу медленно, думаю медленно, работаю медленно, шутка.

Или вот, например, про будущее.

Реклама

Где ездить на машинах?
Где ставить машины?
На что заправлять машины?

На эти и многие другие вопросы ответит единая транспортная карта.

Второе затмение

John Murphy — What Do You See? (Sunshine OST)

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.

Август, 2061-й год. В скверике на перекрёстке Гурьевской и Прибрежного тракта уже собиралась толпа. Отсюда в сторону реки открывался просторный вид на небо и, что сегодня было особенно важно, на яркое солнце. Оно уже было чуть тусклее, чем надо, но заметить это можно было только через через очки, раздаваемые специально по случаю затмения, которые, впрочем, мало кому достались, поэтому на отъеденный луной солнечный диск смотрели через карманник, у кого он тёмный, а молодая компания каким-то образом притащила чёрный, чуть прозрачный щит со стройки. У многих на головах были фотоаппараты. Хотя в целом здесь собрались люди интересовавшиеся редким явлением постольку-поскольку, потому что настоящие любители собрались на верхней площадке «дельфина», что был чуть правее — высоченном здании, получившим это народное имя за голубые бока.

Неприметный старичок, давно уже сидевший здесь на лавочке, не был простым зевакой, напротив, он ждал этого дня много последних одиноких лет. Но он пришёл именно сюда, хотя в большом сибирском городе было довольно более удобных плацдармов для наблюдения. Он ждал затмения, как ждут в детстве дня рождения, поскольку свои-то он уже давно перестал считать, и он не знал, что будет делать потом, когда нечего будет уже ждать, он думал об этом и боялся этого. Он помнил, как здесь стояли старые уже во времена его детства хрущёвки, а Прибрежный тракт тогда назывался улицей Зыряновской. Он щурился на солнце, что-то беззвучно бормотал под нос, а глянув на прикатившую на электрических самокатах парочку, и вовсе фыркнул. Потом долго ковырялся в старомодной джинсовой куртке, которая была на нём, несмотря на жару, извлёк из её недр карманник — он был у него жёлто-прозрачный, так что для наблюдений не годился — посмотрел на мелькнувшие огромные часы-минуты на поверхности, и так же неспешно засунул его обратно. Уже скоро.

Он волновался. А что такое волнение для старика… Он ждал, что вот-вот вступит в его последюю оставшуюся почку и как следует резанёт в левом боку, но никаких болей не было. Чуть-чуть помрачнело, луна шаг за шагом отвоёвывала у солнца бока. Показалось, что откуда-то издалека, из-за реки, наползает огромная тень, где-то у горизонта небо мрачнело. Старик уже никого не замечал, он смотрел на солнце, оно нестерпимо слепило, и глаза его слезились.

И когда вокруг совсем потускнело, и налетел холодный ветер, ему показалось, что он снова пятьдесят с лишним лет назад, стоит на этом же самом месте, держит дрожащими руками огромный ещё фотоаппарат, и готовится заснять самое затмение. И он молод ещё, и всё впереди, и он ещё не ведает, что его ждёт вскоре, но редчайшее космическое явление приводит его в благоговение, и он не знает, что с ним делать, ведь оно такое короткое, а бывает так редко. Хочется забрать его с собой, увековечить, но допотопная техника в неловких руках не может запечатлеть ни наступившего зловещего полумрака перед тем, как диск полностью закроется, ни огромную чёрную руку, мгновенно закрывшую небо, ни внезапной тишины. Через месяц он встретит ту, по которой, он сердечно тосковал, и будет счастлив долгие-долгие годы. Он снова увидел её как тогда, как первый раз, её нежные голубые глаза, она уходила, поглощённая лунной тенью, и исчезла с последним солнечным бликом, когда круглая дыра закрыла солнце.

Но старик успел, из последних сил рванулся вслед за ней, в исзчезающий бриллиант солнечной короны, туда, на обратную сторону луны, освещённую по-неземному яркой солнечной хромосферой. И когда на фоне золотистых протуберанцев он увидел знакомый силуэт, от счастья дыхание его оборвалось.

Тьма длилась не долго. Через несколько минут солнце снова открылось, голоса людей звучали оживлённее, чем во время затмения, и парочка на электрических самокатах даже не сразу заметила откинувшегося на мягкую спинку скамейки старика, он сидел спокойно, он уже больше не бормотал себе под нос, его рот был недвижно приоткрыт в жутковатой стариковской полуулыбке.

— Слав, что это с ним? Вам плохо?.. Слава, вызывай минутку…

Минутка, утробно гудя и сверкая голубыми огнями, была рядом через две минуты, она среагировала на сигнал об изменении пульса ещё до вызова. А старик не любил спешки, и он бы её не одобрил тем более сейчас, в в таком деликатном деле, и попросил бы оставить его в покое.

Птицы, растревоженные временной тьмой, всё ещё кружили в небе без единого облачка, и солнце двигалось к закату. Обратно минутка шла уже без сирены, и ничто не нарушало тишину, был августовский вечер, 2061-й год.

Легион

Отсмотрели экранку. Третьесортная выживалка с библейским реквизитом. Сюжет стар: сначала было десять негритят, потом их стало девять, в итоге осталось совсем ничего. На этот раз выжить негритятам мешают такие оригинальные персонажи как ангелы, бешеные старушки, свирепые мороженщики, кусающиеся детишки и кровожадные одержимые. Фильм изобилует оригинальными находками в количестве ноль штук. Жёсткое дежавю во время просмотра обеспечено.

Кстати, вот вопрос мучал во время просмотра. Истреблённые люди куда попадают: в рай или в ад, и если в рай, то что там с ними бог планировал, в таком случае, делать дальше?

Перепрошил фотик

Перепрошил свой Canon 400d хакерской прошивкой, позволяющей выставлять ISO 3200 (в оригинале максимум 1600). Всё прошло отлично. Для съемок при искуственном освещении без фотовспышки — необходимая вещь. Можно, конечно, снимать с экспокоррекцией, чтобы получался тёмный кадр, а затем вытягивать в шопе, но всё же живые 3200 ISO удобнее. Ещё прошивочка позволяет выставлять, например, ISO 16. Надо проверить, сильно ли улучшится качество снимка.

Здесь описание процесса. И да, понадобится картридер. Я как раз выцыганил такой на день рождения.