Broken flowers

Сегодня вышел наконец-то на работу после полуторогодового гуляния. Работал, как я и написал в резюме — сразу везде, не выходя из дома. И вот вышел.

Оказалось, что допечатники больше не нужны. Дело не в самой конкретной работе, где допечатником называется должность, с которой справится и мартышка — а дело, кажется, во всей отрасли. Дело двигалось к тому, что машины будут печатать так хорошо, а напечатать надо будет настолько быстро, что допечатнику не останется ни времени, ни функции. Самые необходимые действия для превращения макета в печатный вид разделят между собой дизайнеры и операторы машин (ещё одна устаревающая специальность — собственно печатник, точных дел мастер, глаз — денситометр, который весь в краске бегает с алюминиевыми формами вокруг плюющегося бумагой механизма). Думал, ещё лет десять — и тогда сначала большие принтеры заменят собой книгопечатание и типографии в привычном виде, ну а затем, наверное, дело дойдёт до персональных домашних мини-типографий, но это дело более отдалённого будущего.

И нате — кажется, уже. Что делать человеку утончённому, знакомому как с офсетным процессом, так и с капризами отписания качественного постскрипта? Офсет постепенно уходит в небытиё в агонии монструозных многосекционных комплексов, постсрипты уже выходят из употребления, полностью вытесненные форматом pdf. А что же до упрощения и цветоделения? С этим прекрасно справляется драйвер. Так называемому современному допечатнику, где эта должность ещё номинально сохранена, достаточно лишь бросить взгляд на preflight, где будут отражены все ошибки и указаны их места — и поправить их.

Собственно, ведь я и сам стремился к автоматизации всего процесса, как и весь полиграфический мир, и вот оно свершилось.

Кем теперь быть, куда теперь податься, где использовать хотя бы часть своего опыта — ума не приложу. Может быть, где-то в сибирской тайге есть ещё типография со старым выводником, полудохлым ромайором, добряком-печатником, ворчуньей-монтажницей и алкоголиком-резчиком?..

Mulatu Astatqé — Yègellé Tezeta

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.

814

И всё-таки я не верю в общий для всех путь спасения.

Конечное «для чего» должно быть для каждого своё. Людей может объединять что-то большее, чем просто интерес, духовная близость, близость в каком-то эгрегоре, в большом даже эгрегоре — но не общее спасение.

При этом, путь служения Родине — он может быть этим общим спасением, когда ей грозит смертельная опасность. Но опасность минует, и война закончится. Не будет конца только личной войне.

В любом случае, это вопрос свободы. Кому она нужна, насколько, и сколько за неё уместно платить.

С праздником!

В этот день, девяносто четыре года назад, к рулю страны пришли люди, под руководством которых Россия обрела невиданный за всю её историю расцвет, стала второй, если не первой, мировой державой и, что сейчас, с исторической перспективы, наверное самое главное — показала человечеству, что есть форма цивилизации, следующая за либерально-капиталистической.

Пусть попытка была недолгая, неудачная и со своими некрасивыми страницами — но это была попытка номер один. Всё равно путь человечества лежит туда: к общим смыслам, к общему пониманию, к выходу за узкие рамки личного. Так или иначе опыт этот будет учтён, пройдут времена поношения, скепсиса, непонимания — и дата 7 ноября, как дата самого-самого первого начала, станет значимым днём для каждого человека в мире.

Академчанин

— Вы не сможете меня убить, потому что я живу там, где меня нельзя достать — в сердцах миллионов людей. Даже если вы меня уничтожите физически, я останусь в сердцах миллионов.

Муамар Каддафи, 13 мая 2011 г.

Мелкий

С тех пор, как я начал читать Тупичок, у меня перестала писаться музыка.

С тех пор, как начал пытаться косить под нормального, взрослого мужика — у меня начались проблемы с писулькой — с тем органом, который пишет.

Может быть, мне надо было бы остаться раздолбаем — но братцы, раздолбаем можно только остаться, им нельзя стать! Можно стать бомжом, факапером, мудаком — но не от мира сего божьим одуванчиком. Им можно только родиться и оставаться быть.

Взрослым мужиком, будем честными, мне стать в ближайшее время не светит. Ну примерно по той же причине, что и стать балериной: танцевать научиться могу — просто не хочу я быть балетным плясуном, не понимаю я, что в этом хорошего для меня лично.

Вот зачем? Сидел бы сейчас у кого-нибудь на шее, мечтал о прекрасной любви, посвящал бы этой любви поэмы и ноктюрны — и был бы самым счастливым человеком на свете. Некрасиво, скажете? Потомки не вспомнят, потомки будут читать и слушать. А если потомки читать и слушать не будут — то нахрена тогда вообще?

Вот кто я сейчас — создаю видимость участия в большом деле? Ну что-то в этом есть прикольное. Теперь я окончательно отдалился от своей постмодернисткой сущности, я научился её ненавидеть. Разве есть во мне что-то ещё, кроме этого, что-то настоящее, ради чего стоит жить и развиваться? Родине-то моё ничего не нужно, ничем оно ей не поможет. Если в мирное время ещё может быть… Но не сейчас.

Неужели вот так и помру мелким?

Не такой, как все

Если подумать, то знаете, какое было самое страшное открытие в жизни?

Что я не один не такой как все. Есть и другие. Что, естественно, дискредитирует саму суть идеи.

Человек, которого я не знал

Я не являюсь поклонном Apple, хотя дизайн мне их нравится. Нравится и узость, несовместимость, вещь-в-себизм — это не плохо, однозначность гаммы — признак вкуса. Просто мне по душе собирать конструктор по кусочкам, то есть обычные писюки со всеядной виндой.

Но ведь Стив Джобс славен вовсе не этим. Он создал первый персональный компьютер. Странно, что про это почти никто не вспоминает, а из современных гиков, пожалуй, ещё и мало кто знает. Вот и этот вот комп, с которого ты читаешь мою заметку — берёт начало с первого «Макинтоша». И мышь, которую ты держишь в руках — тоже он придумал. Поэтому он был человеком-эпохой, и теперь как будто официально, бесповоротно закончилось то детство, с железками в шкафу, с ДОСом, Нортом Коммандером, вирусом ВинЧих, Дюком Ньюкемом на двух пачках дискет, материнскими платами, разгоняемыми перемычками, порно-картинками в gif или ужасном маленьком джпеге, скачанными с какой-нибудь любительской BBS-ки, fido — да, было fido, продвинутый вьювер ACDSee под ДОС, коллажи Лебедева «дама с собачкой». Казалось бы, причём тут Джобс? Ведь тогда я наверное и не знал, кто это такой. В отличие от того, другого, который, о несправедливость мира, всё ещё жив.

И вроде бы до сих пор железки в шкафу, и Тотал Коммандер мне милее проводника — а всё же чего-то нет, что-то ушло, навсегда, бесповоротно.

Прощай, Стив Джобс, которого я не знал — прощай, эпоха.

Дмитрий Бацуро — DOS (автор слов — Леонид Каганов)

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.

Wuala закрывает торговлю местом на диске

Сегодня моя любимая и нещадно мною же распиаренная Wuala прислала радостное известие: we are discontinuing the «trade storage» feature, which was a very hard decision for us to make. Что в переводе на русский означает, что революционеры облачного хранения решили уступить дорогу молодым, а сами потонуть среди сотен дропобоксо-клонов. На официальном форуме юзеры не скрывают радости.

Утешают, что заработанное место — у меня 20 гигов — останется аж целый год. После чего радуйтесь двум бесплатным гигам или покупайте — короче, всё как у всех. А у меня там, среди прочего, полное и обновляемое собрание выпусков «Сути времени».

Надо что-то искать такое, да вот беда, ничего похожего нету, чтобы до ума было доведено. Стартаперы, у вас в запасе 12 месяцев!

Когнитариат негодуэ