959

Снег густой на улице повалил. Зима своё навёрстывает за почти бесснежный ноябрь.

Можно конечно двор сфотать и картинку сюда выложить — но вообще-то двор себе как двор, девятиэтажки, пятиэтажки, новостройки, серое небо, белый снег.

Лень.

Вот в тему прекрасная композиция замечательного, талантливого, но малоизвестного автора :)

Написал он её вечером первого января уж не помню какого года. Был вечер, серое небо и белый снег.

Про нерусских

Оставьте: это спор славян между собою

У нас на Затулинке каждый третий — нерусский. Я даже как-то специально посчитал, когда в местном автобусе до Меги ехал. Ровно треть и получилась. А я их люблю, и никогда не обособлял. Так уж воспитан в тоталитарном совке.

Правильное отношение к нерусским заключается в том, что они — русские.

Ну, понятно, что если недавно понаехал, то вроде бы ещё таджик, узбек и так далее. Ещё не обрусел. Да и непонятно, осядет ли, домой ли вернётся.

А если осел, а уж тем более, осел не в первом поколении, он — русский.

Часть проблемы в том, чтобы наш русский брат перестал играть в великорусского фашиста и считал местного русского любой национальности — русским. Другая часть проблемы в том, чтобы они сами считали себя русскими.

Палка о двух концах, конечно же.

Суть в том, что русский — это не цвет кожи и не разрез глаз. Это не чисто славянские корни, потому что нет чисто славянских корней. Половина страны — якуты, сбоку чеченцы, а посредине — казахи. Вам каких именно русских? Короче, мысль в том, что русские — это культура. А то, что человек имеет корни — это здорово, но более вторично. Важно знать своих предков. У меня отец полжизни генеалогией занимается. Но только не в ущерб культуре большущей страны.

На ум сразу приходят американцы — ну типа негр это не просто негр из Нигерии, а афроамериканец. Верно, но есть один нюанс: полвека назад негры были у них людьми второго сорта, а пару веков назад — рабами. Поэтому всё там как-то непросто между неграми и белыми. А у нас никто ни рабом, ни недочеловеком не был. И делить нам нечего по большому счёту. Россия — она в принципе многонациональная, не потому что Путин так захотел, а так уж издавна сложилось, что не разберёшь и не разделишь. Да и зачем.

Рина Зелёная о рождении народного театра

Прежде чем человек полюбит музыку, танцы, пение или какой-либо иной вид искусства, он должен встретиться с ним, то есть увидеть и услышать. В то время когда радиопередач, телевидения еще не существовало в необъятной России, люди могли ничего не знать о театре. Ну, о Большом и Малом еще слышали от кого-нибудь, но все остальное тонуло в неизвестности.

До революции это не имело никакого значения: кому было положено – знали и любили искусство, кому нет – и так проживут. Но пришло время, когда всем все стало надо: грянула революция. И если революционный взрыв и грохот Гражданской войны на какую-то минуту заглушили голоса муз, они тут же воспрянули с новой, небывалой силой. Теперь надо было приобщать к искусству тысячи, а может быть миллионы, новых людей. Как этого достичь? Как и чем взорвать стену, отделявшую народ от искусства?

Советская власть сделала бесплатными билеты в театры. В. Маяковский пишет революционную пьесу «Мистерия-буфф» – народный спектакль. В нем заняты десятки людей, играть его можно на площадях, а смотреть будут тысячи. Режиссеры, ставьте! Актеры, играйте! Но не тут-то было. Перепуганные, недоумевающие артисты театров не захотели, не сумели взяться за небывалые, взрывные строчки, ниспровергающие все, к чему они привыкли.

И вот по Петрограду расклеены объявления: «7 ноября в ознаменование первой годовщины Октябрьской революции будет поставлена пьеса В. Маяковского «Мистерия-буфф». Все желающие играть в этой пьесе благоволят явиться в помещение Тенишевского училища… Там им будет произведен отбор и розданы роли». И люди шли. Все, кто желал: солдаты, бывшие гимназисты, рабочие, матросы. Трудно поверить сейчас, сколько среди них было малограмотных и неграмотных, узнавших о революционном спектакле и желавших участвовать в нем. А какой потребовался энтузиазм и терпение от постановщиков спектакля, чтобы помочь не умеющим читать выучить роли наизусть. Нельзя не прибавить, что сам В. Маяковский принимал деятельнейшее участие в подготовке спектакля и сыграл в нем три роли – Человека и двух чертей (не пришли исполнители).

Зрелище было грандиозным, имело огромный успех. Присутствовавший в зале А. В. Луначарский был в восторге и говорил: «Я видел, какое впечатление производит эта вещь на рабочих, она их очаровывает». Это событие стало началом рождения новой театральной жизни.

954

Заметил, что в определённой среде околокомпьютерных людей разговоры о нелицензионном приобретении программного обеспечения понемногу становятся моветоном. Победа копирастии, считаю. Ну и снобство, конечно. Сперва добейся. Не можешь купить лицензионный фотошоп, нищеброд? Юзай гимп. Время бородатых программеров и очкастых кулхацкеров проходит. Интернет уплыл в руки школоты и домохозяек. Сообщество, взрощенное в конце 90-х, с определённым колоритом и настроением, уходит. В нём было что-то русского духа. Конечно, сильно инспирированно оттуда, но во многом оно было нашим. Теперь оно сменилось стопроцентно не нашим. Зато все такие правильные и вообще полный джастис. Права творцов из микрософта соблюдены. Адоб не помрёт с голоду. Близзард ушёл в онлайн и больше его не крякнешь.

Беспокойная Анна

Милый, романтический, прекрасный фильм о том, как юная наивная девушка нежно влюбляется в симпатичного молодого араба… И ТУТ ВНЕЗАПНО КРОВЬ, РАСЧЛЕНЁНКА, ГОВНО. И вообще, в хорошем артхаусе должно быть много голых тел, много секса, немного мяса и, для утончённой артхаусности, чуть-чуть какашек. Потому что вот такая жизнь — бяка, кака, кровь и смерть. И смысла понятного нет — пойди-ка его отыщи.

Может быть и грешно смеяться над добротно, в общем-то, снятым фильмом. Режиссёр наверное не лишён богатства внутреннего мира. Отдельные сцены — именно что отдельные — очень даже в точку. Целиком фильм я не понял, слишком запутанная загадка, ломал-ломал голову — решил чужие мнения почитать — никто цельного видения не предлагает. Да и у самого пересматривать-вникать-распутывать желания нету.

Видимо, фильм о плохом-мужском-агрессивном жизнь отнимающем — и хорошем-женском-дающем жизнь (почему тогда «хорошим» мужчинам?) — ну в общем и насрать на этих мужиков, в прямом смысле. Нехороший какой-то посыл получается. И вот такое молодые девушки смотрят.

В конце ноября

Прочитал книгу «В конце ноября» за авторством Туве Янссон. Да, про муми-троллей. Вернее, как раз тут муми-троллей нет, зато все остальные второстепенные персонажи в наличии. Почему-то в детстве я эту книгу из серии не читал. То есть я помню, что начинал, но бросил в начале — скучной показалась. И сейчас тоже начало показалось скучным, кстати. Но я себя пересилил, и не пожалел. Книга странная. Без внятного сюжета. Какая-то тревожная очень. Но написана мастерски, как и остальные, характеры, взаимоотношения — всё прекрасно. Ну, можно заметить, что она детско-сложная, то есть выписываются некие жизненно-бытовые ситуации, без психологической глубины. Ситуации прописаны хорошо. Ну и таинственность присутствует. Таинственность такая… для детей наверное она прекрасно-завораживающая. А мне показалась очень тревожной. То есть теперь-то читаешь не только книгу, а ещё и состояние автора немного считываешь. И всё тот же самый сюжет, который стал отчётливо виден во многих произведениях, особенно тех, которые читал раньше, не слыша этого смертного мотива — а теперь этот мотив играет главную скрипку. Приближение чего-то ужасного в своей бессмысленности. Ведь страшнее всего полная темнота, полное отсутствие ответа, даже намёка на саму возможность существования ответа на самый главный вопрос всего живущего и мыслящего — «зачем». И постоянно повторяемый в темноту, тонущей в ней задушенный — этот самый вопрос. Зачем? Зачем? Зачем? Автор мечется, мечется, ищет — вот и в этой книге всем неспокойно, все мечутся, ищут, ждут чего-то, им надоели их роли, а чего они хотят — неизвестно. Они приходят туда, где было хорошо — но там теперь только пустота и холод, боги ушли из мира, и теперь простым смертным второстепенным персонажам надо самим отыскивать свои смыслы.

Cypher

Cypher — это конечно один из самых любимых фильмов. Только вот в отличие от Гаттаки и Сталкера, не сильно понятно почему. Неужели ж только в картинке дело? Каждый кадр этой картины — маленькое совершенство. Очень хороша музыка. Но вот сюжет как-то совершенно не мой. Главный герой — скрытный человек, ведущий двойную жизнь, что мне в общем противно само по себе. Однако, я в него влюбился с первых кадров. Актёр хороший играет, и оттого забавный персонаж у него получился. Наверное, дело не в самой двойной жизни, а в его милом душевном идеальном, которое он проносит сквозь все неправды. И это идеальное, извините за размытый спойлер, и оказывается его подлинным. Наверное, дело в этом. А ещё конечно в лихо закрученном сюжете и стёбно показанных спецушных играх. Чёрные вертолёты, люди в чёрных костюмах, микроскопические передатчики, нейрозомбирование и секретные химпрепараты — в наличии. Корпорации правят миром, они повсюду, никому нельзя верить и всё такое.

Пожалуй, можно было бы написать развёрнутый обзорчик. Но, во-первых, это в чём-то убьёт душевность фильма — разбирание по косточкам всегда убивает душевное. А во-вторых, мне хотелось бы создать интригу, чтобы вы его посмотрели, не портя впечатление. Сюжет там непростой, и лучше вперёд не заглядывать. Фильм — немногое, что осталось у меня из душевного и чудесного. Он из тех, что можно пересматривать много раз подряд — лёгкий, забавный, и между тем очень сильно цепляющий.

Michael Andrews — Whoever You Want Him To Be (Cypher OST)

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.

Разрозненные страницы

Читаю, совершенно внезапно для себя, книгу воспоминаний Рины Зелёной, в 81-м году писанную. Очень интересно читать про послереволюционные годы. Ведь Рина Зелёная поступила в театральное училище сразу после революции.

Не знаю, сумела ли я достаточно вразумительно рассказать о начале 20-х годов, о театре «Нерыдай», где, как в крохотной капле воды, отражался мир нэпа. В тот период и в быту, и в театре, и вообще в искусстве и во всех вопросах жизни все было не похоже на установившееся нынче, не совпадало с оценками и понятиями, привычными нашему сегодняшнему мироощущению. Что-то в этом роде было, вероятно, в первые дни сотворения мира: небо, вода, твердь, планеты, животные и растения — как все это расставить по местам? Расставишь, а потом все оказывается не так. Надо опять ломать. И все сначала. А человек в это время как в финской бане: то 100 градусов жару и пару, то сразу головой в ледяную прорубь. Поэты, актеры, музыканты, композиторы, драматурги, вперед — к Киршону! Назад — к Островскому! Сумбур вместо музыки! РАПП, ВАПП, Мейерхольд! Долой Таирова! Ура Пролеткульту! Нет Есенину! Эйзенштейна в архив! Навеки вместе с «Бежиным лугом»! Нет — Зощенко! Открыть ясли имени Малюты Скуратова! Закрыть МХАТ 2-й! Художественному театру — имя Максима Горького! Так происходило в первые десятилетия становления нашего искусства (20—30-е годы).

Облака

Сделали тут на меня очередной ремикс. Вроде прикольно получилось. Выдавал товарищу исходники.

Оригинал:

948

Что делать в четыре часа ночи? Можно например читать про то, как правильно заменить старую вилку от кухонной плиты типа «Лысьва» на новую. А как хочешь — так и заменяй. Похоже, что никаких стандартов тут нет. Электрика — вещь мистическая, мистичнее только медицина. Электричество — его не видно, а оно есть, и поэтому оно такое непонятное. Сегодня кажется удалось понять, чем ноль отличается от земли. Может, когда-нибудь пойму, зачем этот ноль, который не земля, тоже заземляют. Хотя какая разница? У меня что тут, что там — старые панельные дома с одной фазой на квартиру. Ну, судя по всему. Немало в общем я за эту ночь приобщился к новым знаниям мистического порядка.

Иногда в такие моменты нападает счастье, которое, кажись, совсем утеряно. Я понимаю, что оно неправдивое, но для меня оно лишь малая часть такого же, но которое было больше, а другие пытаются меня убедить в том, что счастье — оно должно быть совсем другим, а таким ему быть неправильно. Что-то есть во мне хоббитское. И другое есть, очень чётко отличное. И видимо я уже скоро разберусь со всеми этими дневными и ночными сущностями. Но это не значит, друзья мои надломленные, что я так сразу вам поверю. Не может быть у меня всё так просто. Хотя бы потому только, что я этого не хочу. И мне начинает казаться, что это не так уж и мало. Жизнь пытается мне что-то доказать? Но я художник, я так вижу! И я ещё поспорю, дорогая жизнь.

А пока — стоят свежие коробки с кафелем, пылятся плинтуса и пугающим чёрным квадратом ждёт своего часа перфоратор — тоже электрический прибор, заметьте. Разруха, конечно, прежде всего в головах, но мы попробуем зайти с другого конца. Сделаем из этой шаражки настоящую хоббичью нору, пробьём амбразурины, а на крыше — пулемёт, чтобы консервы не украли. Не знаю, кто будет штурмовать нашу крепость: полчища ада или сильно наоборот. Не исключён ни один из вариантов, я готов к любому. Счастье моё — в предвкушении битвы. Лишь бы совпало по фазе, а там не важно: коли праведник — так пусть будут черти, а коли сатана — так пусть сам архангел явится ко мне.