О демократии и справедливости

Демократия — это инструмент. И как любой инструмент, он работает тогда, когда его правильно используют.

Вот есть некоторое общество. Допустим, десять человек. Демократический принцип позволяет им принимать решения: каждый отдаёт свой голос в пользу того или иного предлагаемого варианта. Красота. Представим, что это общество открыто, то есть туда может вступить любой желающий. И вот Вася, в этом обществе уже состоящий, хочет продвинуть некоторую инициативу, которую поддерживает кроме него пара человек. Или никто. Как быть? Вася приводит в это общество двадцать друзей, они туда вступают, получают право голоса и на ближайшем собрании на голосовании побеждает васина инициатива. Тут что-то не так! А всё тут так. Просто нужно уточнение, кто в данном случае демос, а кто хренус пополамус. Допустим, право голоса может иметь только тот, кто полгода вкалывал и имеет медаль. Вот тогда пусть голосует. То есть нужен входной порог. А кто устанавливает входной порог? Ну как же — демос и устанавливает. То есть это погодите, это значит в вашем открытом обществе, десять старпёров придумали, чтобы я полгода на них горбатился, а до этого я и права голоса не имею? Какое же это открытое общество? Какая же это демократия? Это у вас тирания какая-то!

Да нет, у нас как раз демократия, ответят вам, принятие решений проходит демократически, только вот до принятия решений не все допущены. Ну тут уж извините. А иначе нас самый первый прохиндей по миру пустит.

Ну ладно, хренус с ним, допустим — общество замкнутое, то есть ты из ниоткуда значимое количество голосов внезапно не возьмёшь. И каждый имеет право и почётную обязанность голосовать. Ну вы поняли, о чём я — выборы в РФ, допустим. Ну тут во-первых что. Во-первых, не каждый хочет эту почётную обязанность реализовать. И если у вас процент воздержавшихся — 40 и более, о мнении какого демоса вообще идёт речь? Но это часть беды. Демократическое устройство общества как бы предполагает, что демос подходит к голосованию тщательно, продумывает, взвешивает. И его голос — есть продукт его аналитики, основанной на всей доступной демосу широте информации. И если это не так, если голос можно выдавить сужением, однобокостью информационного поля и прочей манипуляцией — то тогда голос уже не основывается на анализе индивидом-демосом всей широты информации, а как рефлекс собачки Павлова вызван тем, кто формирует информационное поле. Тогда демократия не работает. И надо выдвигать претензии к самому демократическому принципу и придумывать вместо него другой. Однако, на крайних выборах, помнится, были заявления типа того, что Путина показывают по телевизору больше всех и поэтому выборы недемократичны. Они демократичны! Дело не в выборах, а в отсутствии социальных лифтов, не позволяющих никому не только добраться до выборов президента, но даже пролезть во вшивые депутаты горсовета без согласия прочих членов означенного совета. А с демократией у нас как раз полный порядок. Выбираем оптимальный вариант из тех, кто есть в телевизоре — и из тех, кто там есть, выбор слишком очевиден.

Так как же построить справедливое общество? О, дорогие мои, ну и вопросы у вас сегодня с утра.

Есть, например, принцип советов. Это когда голос формируется не личностью, а коллегиально, небольшим коллективом, в процессе всестороннего обсуждения. И уже такие голоса определяют выбор. Этот принцип лучше применим в обществах с коллективным образом быта, чем традиционная демократия — но по большому счёту, это не меняет ситуацию. Означенные небольшие коллективы точно так же могут быть подвержены информационному влиянию, и следовательно средний голос по стране склоняется опять-таки туда, куда клонят информационную волну условные «Васи».

Вопрос собственно в том, можно ли качественно преодолеть некоторую грань в мышлении всех людей, сделав его, мышление, сторого-методичным и независимым. Или же это вовсе не требуется для жизни и развития общества.

О демократии и справедливости: 4 комментария

  1. > Дело не в выборах, а в отсутствии социальных лифтов, не позволяющих
    никому не только добраться до выборов президента, но даже пролезть во
    вшивые депутаты горсовета без согласия прочих членов означенного совета.
    А нужен ли такой человек на посту президента/депутата и т.п. Если он не способен преодолеть барьеры, которые выстраиваются властью?
    Если он на это не способен, то как можно поверить в то, что он сумеет реально что-то изменить?

  2. Вспоминается эпизод из Масяни: «кто сумел договориться с инспектором — направо, остальные — налево, вам всё равно на дороге не место». Вопрос в том, каких качеств требует система для входа. Пройти «самому по себе» практически невозможно. Либо ты член ручной партии, либо неручной — но неручные опять же никуда не проходят. Иными словами, что-то не сильно видно каких-либо несистемных героев. Неужели их нет? Немыслимо, чтобы не было. Одно дело, если перед тобой сложный квест, предполагающий отбор — это социальный лифт. Другое дело, когда проход крепко-накрепко запечатан.

  3. Здесь не тот случай. Нужен человек, способный трансформировать перестроить всю систему. Если он на это нацелен, то он будет её трансформировать и отвоёванном пространстве системы занимать нужную ему позицию.
    Не надо действовать по правилам системы (таки люди по определению не нужны), нужны люди, которые достигают нужные цели не за счёт использования системы, а за счёт использования её ошибок и способные одновременно эту систему менять.

  4. Но перестройка системы — действие по определению внесистемное, а я говорю о том, что система негибкая по сути, хотя заявлена как народовластие. Это в целом из-за того происходит (и у нас и во всём мире), что народное представительство не является народным, а слилось с капиталом, и таким образом, выражает интересы малых частных групп.

Добавить комментарий