Женские секреты

Я очень люблю и уважаю мужчин, и они говорят, что это написано у меня в глазах. А это и есть главный секрет женской привлекательности.

тут

Когда ты что-то сделаешь, тебе объяснят — что именно ты сделал.
Твоё мнение при этом никого интересовать не будет, вообще.

Goblin

Где начинается эзотерика? Одним из ее определений может быть такое: эзотерика — это взгляд на мир, разделяющий его на два качественно различных слоя, из которых один считается тонким, высшим, горним, а второй — плотным, низшим, дольним.

Характерным признаком эзотерического подхода является взгляд на тонкий объект как на совершенно реальный, но в то же время труднопостижимый.

Авессалом Подводный

…воспользовавшись тем, что Человечество в двадцатом столетии еще не отъелось и не отвыпендривалось после долгих тысячелетий голода и унижений…

Безжалостно вырванный из контекста кусок фразы.

Звучит как-то оптимистично, а?

Девушки обижаются на парней за то, что парни не понимают, за что на них обижаются девушки…

Башер

Я вас обязан известить,
Что не дошло до адресата
Письмо, что в ящик опустить
Не постыдились вы когда-то.

Ваш муж не получил письма,
Он не был ранен словом пошлым,
Не вздрогнул, не сошел с ума,
Не проклял все, что было в прошлом.

Когда он поднимал бойцов
В атаку у руин вокзала,
Тупая грубость ваших слов
Его, по счастью, не терзала.

Когда шагал он тяжело,
Стянув кровавой тряпкой рану,
Письмо от вас еще все шло,
Еще, по счастью, было рано.

Когда на камни он упал
И смерть оборвала дыханье,
Он все еще не получал,
По счастью, вашего посланья.

Могу вам сообщить о том,
Что, завернувши в плащ-палатки,
Мы ночью в сквере городском
Его зарыли после схватки.

Стоит звезда из жести там
И рядом тополь — для приметы…
А впрочем, я забыл, что вам,
Наверно, безразлично это.

Письмо нам утром принесли…
Его, за смертью адресата,
Между собой мы вслух прочли —
Уж вы простите нам, солдатам.

Быть может, память коротка
У вас. По общему желанью,
От имени всего полка
Я вам напомню содержанье.

Вы написали, что уж год,
Как вы знакомы с новым мужем.
А старый, если и придет,
Вам будет все равно ненужен.

Что вы не знаете беды,
Живете хорошо. И кстати,
Теперь вам никакой нужды
Нет в лейтенантском аттестате.

Чтоб писем он от вас не ждал
И вас не утруждал бы снова…
Вот именно: «не утруждал»…
Вы побольней искали слова.

И все. И больше ничего.
Мы перечли их терпеливо,
Все те слова, что для него
В разлуки час в душе нашли вы.

«Не утруждай». «Муж». «Аттестат»…
Да где ж вы душу потеряли?
Ведь он же был солдат, солдат!
Ведь мы за вас с ним умирали.

Я не хочу судьею быть,
Не все разлуку побеждают,
Не все способны век любить,—
К несчастью, в жизни все бывает.

Ну хорошо, пусть не любим,
Пускай он больше вам ненужен,
Пусть жить вы будете с другим,
Бог с ним, там с мужем ли, не с мужем.

Но ведь солдат не виноват
В том, что он отпуска не знает,
Что третий год себя подряд,
Вас защищая, утруждает.

Что ж, написать вы не смогли
Пусть горьких слов, но благородных.
В своей душе их не нашли —
Так заняли бы где угодно.

В отчизне нашей, к счастью, есть
Немало женских душ высоких,
Они б вам оказали честь —
Вам написали б эти строки;

Они б за вас слова нашли,
Чтоб облегчить тоску чужую.
От нас поклон им до земли,
Поклон за душу их большую.

Не вам, а женщинам другим,
От нас отторженным войною,
О вас мы написать хотим,
Пусть знают — вы тому виною,

Что их мужья на фронте, тут,
Подчас в душе борясь с собою,
С невольною тревогой ждут
Из дома писем перед боем.

Мы ваше не к добру прочли,
Теперь нас втайне горечь мучит:
А вдруг не вы одна смогли,
Вдруг кто-нибудь еще получит?

На суд далеких жен своих
Мы вас пошлем. Вы клеветали
На них. Вы усомниться в них
Нам на минуту повод дали.

Пускай поставят вам в вину,
Что душу птичью вы скрывали,
Что вы за женщину, жену,
Себя так долго выдавали.

А бывший муж ваш — он убит.
Все хорошо. Живите с новым.
Уж мертвый вас не оскорбит
В письме давно ненужным словом.

Живите, не боясь вины,
Он не напишет, не ответит
И, в город возвратись с войны,
С другим вас под руку не встретит.

Лишь за одно еще простить
Придется вам его — за то, что,
Наверно, с месяц приносить
Еще вам будет письма почта.

Уж ничего не сделать тут —
Письмо медлительнее пули.
К вам письма в сентябре придут,
А он убит еще в июле.

О вас там каждая строка,
Вам это, верно, неприятно —
Так я от имени полка
Беру его слова обратно.

Примите же в конце от нас
Презренье наше на прощанье.
Не уважающие вас
Покойного однополчане.

По поручению офицеров полка
К. Симонов
1943

«Открытое письмо женщине из г. Вичуга»
Константин Симонов. Собрание сочинений в 6 т.
Москва: Художественная литература, 1966.

Раб свободы

Полное отсутствие нравственного начала, шутовская чехарда в мозгах, нежелание сосредоточиться, а переживание определенного кайфа в своих метаниях направо и налево, неумение подчинить себя внутреннему разуму, а безвольное метание от каприза к капризу делает человека рабом своих же слуг — хаотичных и мотивированных эмоций, в уме же это сказывается неумением видеть тонкие нюансы и по ним отличать добро от зла, оправдываемое словесами о многокрасочном мире и неоднозначности трактовок. В древности таких называли рабами свободы.

Перепуганный монстр

The Present

Yesterday is History, Tomorrow is a Mystery and Today is a gift: that’s why we call it — The Present.

Brian Dyson

Интернет — копировальная машина

Отличная статья на тему свободного копирования и иже с ним:

Когда копии бесплатны, вам нужно продавать то, что нельзя скопировать.

Ну а что нельзя скопировать?

Есть ряд качеств, которые нельзя скопировать. Например, «доверие». Доверие нельзя скопировать. Его можно купить. Его необходимо заработать, со временем. Его нельзя загрузить. Или сымитировать. Или подделать (по крайней мере, надолго). Если все прочие условия равны, вы предпочтете иметь дело с тем, кому вы доверяете. Поэтому доверие — это нематериальный актив, ценность которого постоянно увеличивается в мире, наполненном копиями.

Кевин Келли, «Лучше, чем бесплатно»

Два Человека

Есть мнение, что у молодежи сегодня другие приоритеты, а не семья. Это не так. Все понимают ценность брака, но боятся его. Слишком много страха быть зависимыми, общество отравлено либеральными идеями — ведь кругом одна свобода. А семья требует ограничить себя в свободе для достижения иных целей. Люди боятся вступать в брак и довольствуются сожительством, пробными браками. А при первых трудностях разбегаются.

Душевед здорово обозначает проблемы. Хорошая статья.

И ещё, на похожую тему:

— Разбойники знакомые есть у каждого. В частности, это люди, которые насаждают в России тюремную культуру. Разбойничьи песни, которые вы слышите в каждом такси. Я не могу их обвинять. Они зарабатывают деньги точно так же, как зарабатывает деньги продавец паленой водки или торговец наркотиками. Но почему-то мы считаем вредным для здоровья пить плохую водку и употреблять наркотики, но не считаем вредным для здоровья слушать мусорную музыку. Почему вы думаете, что для ребенка вреднее употреблять наркотики, чем смотреть криминальную хронику или «Дом-2»? Почему вы думаете, что смерть можно использовать как средство, способствующее выделению адреналина в кровь?

— Но вы ведь не можете отгородиться от этого и жить наедине со своей прекрасной музыкой.

— Понимаете, музыка — это не удовольствие, для получения которого хочется уединиться. Музыка — это лекарство. Она нужна всем. Наша забота, чтобы люди увидели, что музыка нужна всем: не только старикам и интеллигентам, но и молодым людям, и шпане. Главное, чтобы люди могли легко выбрать добро и тяжело выбрать зло.

На этот раз дирижёр. Статья целиком.