Красивые люди

Мой предновогодний троллейбус через центр.

Мой предновогодний троллейбус радостно влетает в пробку на центральной. Примерзаю носом к окну. Меж ярких витрин, обложенных разноцветным льдом, между столбов и лавочек, между больших и снежных — толпы.

В переплетеньях важных улиц.

Потоки вдоль. Потоки поперёк.

Много-много-много-много-много красивых людей.

Скользят безразличными глазами. Несут тяжёлые. Кто-то налегке. Высокие сильные мужчины в зелёных куртках ведут под руку маленьких худеньких блондинок в дублёнках.

Они смотрят на меня с рекламных.

Они стреляют в меня антеннами сотовых.

Они окружили меня подлым заговором.

Крепче сжимаю аквариум с живой водой. Засопливленными перчаткми. В дырявой вязаной с лохматым помпоничком. Прижимаю к чёрному толстому тёплому китайскому. На коленях пепльных протёртых американских штанов.

Не отдам. Не отдам…

В дутые окна троллейбуса стучат кулаками. Сейчас перевернёмся. Отнимут.

В подворотни главных улиц.

Потоки справа. Потоки слева.

Много-много-много-много-много красивых людей.

И если я не доберусь.

И если я продам аквариум пустой наполовину по сходной цене беззубому старику с золотыми коронками. То на деньги эти, то на эти деньги я красиво оденусь, куплю красивую походку, большой рост и карие глаза, и самую-самую модную девчонку под руку.

По самой главной улице города.

Надену дутую красную EarthGear. На ноги серую ртуть Nike. Побреюсь с пеной Gillette. Провоняю персперантом от Fa. Задохнусь в изделии LifeStyles. Закину пару Spearmint, чтобы заглушить вонь разложения изнутри. Волосы обесцвечу. На глаза напялю с оранжевыми стёклами, чтобы не видеть их больше — не видеть и быть одним из них.

Мочалки — в пене. Кенты отдыхают.

В грязных подворотнях чистых улиц.

В движении прямо и наискосок.

Потонуть в потоках в одном направлении.

Где идут много-много-много-много-много красивых людей.

Но я скорее разобью, чем продам. Скорее донесу, чем уроню.

Я спешу. Спешу сказать тебе привет. Половину выпил — половину тебе. Всё по-честному. Я и не смогу по-другому.

Если выпьешь — станешь как я.

Мы будем ужасными, уродливыми, кривозубыми и прыщавыми.

Неприятными и ненавистными.

И трястись нам в автобусах, в обшарпанных троллейбусах, в сонных трамваях, пешком вдоль пыльных дорог. Раствориться троянским червём среди слепых. И быть зрячими без цветных очков. Там…

Где улицы в красном свете.

Где толпы повторяющих одни и те же фразы. Прямо и задом наперёд.

Где отражения в ледяных витринах спешат навстречу огромному зелёному лесному растению, вырванному с корнем в жертву красивым числам календаря.

Где много, слишком много неисправимо красивых людей.