Awake

Представьте себе трёхслойное пирожное: слой Алый, слой Синий и слой Шоколадный. И когда Алый слой надавит — то Синий и Шоколадный слои сольются. Космическая Энергия Огня давит на Солнечную систему, как на большой круглый торт, и Тонкий план постепенно сливается с Плотным… Нам с вами дано быть свидетелями этого слияния, свидетелями того, как мир, который считался миром снов и фантазий, станет таким же явным и ощутимым, как устройство типа мышь под твоей ладонью, камрад читатель. И если тебя возмутит слово свидетелями и покажется куда более правильным слово участниками — то я с уважением пожму твою руку.

А пока, Солнце, координатор всех начавшихся перемен, тонет в молочном тумане. Всё белое — и на этот раз наяву. Выйдя на безлюдную, покрытую шапкой снега, набережную, мне показалось, что я оказался во сне — лёг спать после ночной бессонницы и мне всё это снится: вот сейчас встану на то место, где был чёрный рыцарь — и увижу его следы… Но следов, конечно, не было. Я проснулся полпервого, и это было ещё рано для моего сегодняшнего непродолжительного сна. Обычно я спал по десять часов…

Всё белое, yes sir, и это теперь наяву. Молоко заполнило собой всё: и небо и землю; так, мне казалось, что я не иду по набережной, но плыву в огромном снежном облаке. И ни души, ни звука, ни ветерка. Словно бы специально, чтобы ощутить весь сюрреализм пейзажа: ночь, только в негативе.

Эвтаназия теперь была ни к чему. Я не умирал, но жил, и был, возможно, живее многих, считающих себя живыми. Белый город был здесь — за полем, в которое теперь обратилась щедро накрытая снежным покрывалом река. И мне захотелось перебежать её, чтобы посмотреть — а такой ли здесь город, как там? Но мне представилось, что лёд ещё недостаточно прочен.

А как же Архитектор? — спросят те, кто внимательно читает все записи. Конечно же, я встретил и его. Здесь, в мире объективной реальности и физической материальности, он предстал краснощёким бородатым мужчиком, который, как и я, вышел бродить вдоль чугунных перил и долго-долго смотрел на замёрзшую реку. В небе гулко пролетел самолёт, и я, по привычке, задрал голову, надеясь разглядеть его сквозь густой снежный туман… И Архитектор, хитро взглянув на меня, тоже задрал голову. Так мы и стояли несколько секунд, а потом разошлись, не сказав друг другу ни слова, и даже не перемигнувшись. Вся эта чепуха была бы здесь совершенно лишней.

Я оглянулся в сторону метро — но в этом мире букву М не было видно с набережной… Надпись на бетонной опоре моста: How I wish that you will here. Мне хорошо было и одному; впрочем, мог ли я сказать, что я один? Всё только видимость. Бросив последний взгляд на Солнце, казавшееся холодным и безучастным, я направился домой — к тёплому чаю и мягкому креслу.

Время просыпаться. Время Огня настало, и если не хочешь сгореть в своей постели — просыпайся!

Время делать сны явью.

Current music: Crematory — Awake