Воскрешение котов

В горестных метаниях есть что-то эгоистичное. Для кого всё это? Для лежащего в ямке? Нет у меня больше хорошей религии, придуманной индусами, в которой это имело бы какой-то смысл. Можно было бы наверное и отвлечься, и не думать, и не обращать внимания на все эти знакомые предметы, рыжие волоски, а то и покажется что-то ненароком боковым зрением, а то и вдруг послышится откуда-то с улицы чужое, но похожее… Но ведь нет, сам себя накручиваешь, сам в себе будишь воспоминания: и далёкие, и последних дней, и почему-то особенно последних дней. Не знаю, мудро или нет я поступал, не провожая ничьих похорон до кладбища, зачем видеть мёртвое тело, оставьте мертвецам хоронить мертвецов. Но если судьба и есть, она определённо последовательна, и вот теперь всё пришлось доводить до конца самому. И даже этот редко настоящий акт среди медленно бредущей в никуда жизни, даже и он норовит выскочить из рамок торжественности, превращаясь в небрежную браваду, вот, мол, смотрите, что я сделал, что произошло в моей жизни, и как я это с достоинством переживаю.

И вот уже не могу даже тут отличить подлинное от накрученного самим для себя — да может и не надо, копаться, отличать, самого себя дёргать. Раз уж натура такая, художественная в утилитарном смысле, норовящая не только пережить, но и тут же зафиксировать, и тут же срежиссировать, и тут же снова сыграть. Где уж тут разобраться. Недаром актёров считали людьми без души.

Наверное, лучше было, когда я не смотрел столь критически на свои эмоции, когда я называл их «чувства». Когда казалось, что я переживаю за весь мир, и когда после всенародного праздника — головная боль и похмелье, а ты не пил, но оно со всеми, за всех. Когда считал свои чувства продолжением чьих-то неведомых чужих, через эфир, через ноосферу, через бог знает что. Печалился и радовался одновременно, когда вдруг из каких-то твоих музыкальных набросков выходил где-нибудь чей-то чужой альбом с точной той же мелодией, когда твои тайные сюжеты вдруг экранизировал Голливуд. Ну что же, думал я, мои мысли моими не являются, они приходят в голову, и, видимо, уходят оттуда куда-то дальше, а взамен них приходят такие же странные и чужие. В этом была и красота, и справедливость, и связность мира.

Что может быть важнее связности мира — когда всё не просто так?

А теперь у меня есть только диалектический материализм. Нет, он не так уж плох, к тому же, в отличие от религии — он вполне научен. То есть это «не просто правда, это больше чем правда, это так и было на самом деле». И если сильно захотеть, то можно найти и Фёдорова, и космизм, и всё что угодно душе, которой, правда, нет.

Но из всего этого вашего космизма мне пока ближе всего возможность воскрешения котов.

Бузик всё

Полчаса назад умер мой кот, Бузик.

16 лет было, старый уже.

Вроде давно его оплакал, смирился — но нет, когда при тебе перестаёт дышать — к этому себя не подготовишь.

Несправедливо это. Несправедлива смерть. Противоестественное явление.

Завёл я его 2001-м, маленьким котёнком таким был.

Так и прошёл со мной через полжизни.

Проблема вагонетки

Я вот не понимаю, и моё непонимание меня огорчает. Какое отношение к морали или этике имеет «проблема вагонетки«?

Мне кажется, проблема эта больше экономическая.

Вот посылает Главнокомандующий наших пилотов в Сирию, поработать по игилу. Могут их сбить? Могут. И сбивают. Та же самая «проблема вагонетки». И такие вопросы встают перед людьми постоянно, особенно перед теми людьми, которые несут ответственность за других.

С точки зрения этики — человеческая жизнь бесценна. Осознание бесценности жизни любого человека, каждой жизни — это безусловно, культурное достижение нашего века. Да, оспариваемое разными иными идеологиями, но тем не менее, гуманизм находится на острие культурного развития. Бесценность — есть бесконечность, и пять бесконечностей ничем не лучше одной, таким образом, этика просто ничем не может помочь в ситуации «вагонетки» — она не поможет сделать выбор. Поэтому тут и надо руководствоваться иными соображениями.

Обычно, такие соображение — пять жизней лучше, чем одна. Соображение простое, понятное, неизбежно циничное. Оно и применяется.

Есть вообще такое экономическое понятие, как стоимость жизни — ну, типа, сколько платить семьям погибших в авиакатастрофе. Можно дифференцировать, конечно: кто ценнее, взрослый или ребёнок, бомж или рабочий, рабочий — или олигарх, дающий тысячи рабочих мест (сарказм). Ну а как вы хотели, при капитализме неизбежно жизнь успешного бизнесмена будет выше жизни простого служащего. Кто сказал «мерять череп»? Кто буркнул в жидкие усы «церебральный сортинг»? Да нет же. Просто всё можно посчитать, и чем развитее будут системы централизованного наблюдения, оценки, калькуляции — и, неизбежно, принятия решений — тем неизбежнее будет не только возможность, но и совершеннейшая необходимость все эти данные просчитывать.

Этичность здесь, как и решениях Главнокомандующего, будет лежать не в рамах локальной ситуации, а в общей идеологической установке. Внутри этой установки мы можем подсчитать ценность человека в рублях, руководствуясь имеющимися у нас моральными ценностями. У машины, как и у человека, решающего, что важнее — жизни тысяч людей или такие понятия как «государственная безопасность» — будет готовый алгоритм, выщёлкивающий каждый раз холодный, просчитанный ответ. Вопрос только в начальных установках. Да, у фашистов была проблема с этими установками. Но мы уже, я очень надеюсь, не фашисты, может быть, сможем как-то гуманнее расставить на весах ценность своих интересов и чужих жизней. Впрочем, как мне кажется, это уже дебри по отношению к изначальной постановке вопроса.

В общем, никакой моральной проблемы я не вижу.

Вернее, моральная проблема заключается в том, как жить человеку, направившего вагонетку по нехитрому алгоритму? На нём, пусть не юридически, но будет висеть смерть человека. Но это уже мучения последствий.

Чёт в последнее время всё чаще бывает так: пишу коммент куда-нибудь, пишу, правлю, так, этак, а потом думаю: «да ну, зачем, какой смысл писать всё это тут, очевидности эти, кому этот коммент полезен будет, кто от него станет счастливее?» — ну и закрываю вкладку в браузере, не отправляя.

Старею, что ли.

Тут Шарий внезапно начал яростно защищать Усманова от Навального, а затем вообще от кого бы то ни было.

Чего это он вдруг?

Решил зачем-то посмотреть новый Стар Трек Бейоунд, начал, ничего не понял и решил начать с первого, который 2009-го года.

У меня и раньше было подозрение, что Стар Трек — фильм тупой и поверхностный.

И оказалось, что да, это фильм тупой и поверхностный.

Красивый, конечно, но его тупизна всё сводит в ноль. Досмотрел до середины, дальше не смог.

А вот Звёздные Войны за номером семь у Абрамса получились вполне терпимые. Но кстати ЗВ-Изгой получился, по моему мнению, куда лучше, хотя конечно тоже тупняк порядочный, но вполне смотрибелен. Но это уже не Абрамс.

Тут к слову могу вспомнить недавний, ну, или не сильно давний фильм, на который не было никаких надежд и посмотрел я его случайно, просто в компании хороших людей, которые тоже не очень понятно зачем решили смотреть этот фильм. Речь про первого Капитана Америку, «Первый мститель» называется. Ну, казалось бы, ладно там Железный человек — первый вполне смотрибельный, но какой-то Капитан Америка? А вот нет, фильм хороший. Я бы сказал, из всех вот этих марвеловских — самый лучший.

Backdraft

Внезапно дошло, что название старого доброго фильма — «Обратная тяга» — имеет явно двойной смысл. По крайней мере, по-русски. Действительно, там главгерой сначала идёт из «пехоты» в следователи, но родная стихия и семейные корни тянут назад. Очень, очень хороший фильм. Решил пересмотреть.

Что до английского — то у слова «draft» есть значение «призыв на службу». Так что, наверное, и там двойной смысл играет.

Тут какие-то немыслимые вещи происходят. Я зареган на сайте Почты России — не знаю зачем, отправления трекать. Там имя, фамилия, телефон. И вот, заказываю из Китая очередную фигню, а трек-номер отслеживаться на сайте почты не вбиваю. Ну забыл, не придал значения. И тут мне приходит на электронную почту сообщение, что мол вот, к вам идёт письмо из Гонконгу. И там трек-номер, естественно, совпадает с али, то есть это оно.

Но как, Холмс?

Оно даже в Россию ещё не пришло, оно только там ещё начало отслеживаться.

Ну да, на конверте имя-фамилия и номер телефона указаны. Это что, получается, есть какая-то международная единая база, куда всё заносится и откуда потом информация попадает в локальную почту?

Интересно, аж пот прошиб.

Словечко ко мне прилипло не пойми откуда — «адок». То ли с лентой вконтактике что не так, то ли комментов перечитал там же.

Но это цветочки. Заметил, что стал говорить «в Украине», а не «на». Видимо, много смотрю Шария.

Так скоро «ще не вмерла» по утрам петь буду.

Адок какой-то.

Имхонет всё

Блинский блин. Имхонет закрылся. Очень привык им пользоваться, зареган там с самого начала был, все десять лет, у меня там куча отмеченных книжек, фильмов, рецензий, комментов… Хочется сказать «нельзя же так», надо бы как гугл: закрыли сервис — можете вытащить свои драгоценные данные. А тут вот так вот невыгодно владельцу стало — и закрыл, не моргнув глазом. Ничего личного, просто бизнес. Но, с другой стороны, вытащил бы я оттуда свои «данные» — и что мне потом с ними делать? Те рецензии, которые чего-то стоили — здесь, в бложике или во вконтактике где-то так же затерялись. А оценки фильмам — что с ними делать? Надо начинать всё с начала, на Кинопоиске или ещё где. А может и не надо уже. И так всё пересмотрено стоящего из широко известного, а арт-хаус система, работающая по принципу больших чисел, и рекомендовать-то не будет. Что до книг — то я их вообще не так уж много читал и читаю.

Но жалко.

Покойся с миром, Имхонет.