857

Чувствую, что все дороги ведут к Гегелю. Надо мне его каким-то образом изучить.

856

Чем больше смотрю на «протестующих», тем больше мне нравится Путин.

Сталинобус

854

Терпел-терпел, да и отменил подписку на Ройзмана и Зялта. Второй — понятно, вместо хороших фоток либеральную чушь стал пихать. А первый…

Я стал забывать эту музыку

Я понимаю теперь, что поиск моего собственного бога каким-то образом связан, вернее, связан куда в большей степени и немного иначе, чем я предполагал сначала, с работой клуба «Суть времени», а точнее — с поиском новых предельных оснований.

Предельные основания очень трудно хоть как-то рационализировать. Здесь хорошо подходит сравнение, «на что оно похоже». На что похоже то, зачем ты живёшь? Зачем ты живёшь — опять же, вопрос не совсем верный. Правильнее: что делает твою жизнь такой, или ещё правильнее, вопрос, который задаёт отрицательный персонаж фильма «Поэма о море»: ну почему же я такой?

Вот и мне трудно понять хотя бы для себя, не говоря уж выразить, свои собственные основания. Там вполне может быть многое и от гностицизма, то есть от того, что мир по ощущениям плохой, и люди таковые и даже где-то и бог. Именно не по представлениям, а по ощущениям. То есть представления о мире все эти ощущения как-то устаканивают, объясняют, утешают: мир — он такой потому-то, и в этом нет ничего плохого. И даже то, что ты вполне возможно наделён особым даром, никак не делает людей какими-то плохими. Особый дар, особенная отличительность от других людей — это очень глубокое ощущение. Я не знаю, насколько оно основополагающее, ведь есть и любовь к людям где-то рядом, и физиологическая неспособность долго выносить людское общество, и любовь к вот этой русской одухотворённости окружающей природы, и сделанного человеческими руками тоже.

И если гностическое начало внутри окажется сильным, возможно ли будет найти антитезис, и что такое может быть, что заменит одну внутреннюю убеждённость на другую?

Или может быть, я стал таким, но таким раньше не был? Ещё один из важных вопросов. «Я стал забывать эту музыку» — как сказал Волшебник из «Обыкновенного чуда» — я уже почти забыл, какой я был до того, как бог медленно и по-английски, случайно и незаметно ушёл из моей жизни, сделав её проклятой и никчёмной.

852

Люди перестали быть мне интересны, мне снова интересен только я. Где же тут правда, или как тут говорят, подлинность? Я хочу побыть собой, то есть со своим богом, но мой бог — он мой, он не имеет отношения к их белому или красному богу. В этой системе ценностей всё другое, но я жил только так. Впрочем, что-то было и не так, что-то утрачено, важное, а другой опоры нет. Может быть, это не бог уже, может быть это что-то на него похожее, что я не могу распознать. Как узнать, что хорошо, а что плохо, если само мерило под сомнением? Как мой бог может сказать мне, что он бог, если я не верю, что он бог?

Иными словами, я понимаю, что надо любить, но я не люблю. Я могу имитировать любовь, но это будет неправда. Я когда-то мог любить, а может быть и кажется — но сейчас мне дорог только мой бог, или, если на самом деле это не бог — то мне дорог только я. Он единственный, кого я люблю и на кого уповаю. Но он всё меньше и меньше напоминает божество. Но другого-то нет. Ведь не жестокий бог революционеров же будет мне богом? Учитывая, что его для них ещё вдобавок и не существует — хотя на самом деле он есть. Я не хочу быть частью этого, я — против. И это «против» — единственное, что даёт правду и силы. Больше не осталось ничего. Только леденящее опустошение, тьма, которая всегда присутствует там, где нет света.

Бог уходит всё дальше и дальше, становится всё неуловимее, последний свет меркнет, и скоро я останусь совсем один. Я знал, что так будет, но я не думал, что это будет так.

Гуманизм

До меня начала доходить вся глубина понятия гуманизм и гуманистической философии. Это когда блин берётся человек и всё строится вокруг него: боги, звёзды, планеты — всё вторично. В центре — гомо наш сапиенс.

То есть вот например есть в человеке некое качество — и оно становится столпом философии. Например, человек упорный, да? Это я например. И выводится, что упорство — это, например, вообще такое качество бытия. И оно пробуждено в человеке или нет. Хотя, казалось бы, что такое с космической точки зрения некое свойство неких живых существ на некой планете на данном этапе развития? Ну свойство и свойство.

Я не хочу сказать, что это плохо, просто мне совершенно чуждо. А я ведь считал себя человеколюбом! Но на деле это, видать, далеко от правды. Я могу понять гуманистическую философию в утилитарном смысле: ну, типа, надо же как-то людям общаться на темы как жить дальше. Но это называется социология или психология, а вот когда это возводится в ранг философии — это странно.

849

Залез на врачебный форум, практически первая попавшаяся тема. От смеха просто валялся. Описание случая и комменты жгут. Наверное, я уже совсем циничен стал.

Daedra

Это звучит странно от философствующего блогописателя, но вполне возможно, что со мной ни разу не случалось мышление.

Если оглянуться и внимательно посмотреть на всё написанное, вдруг оказывается, что всё это — формы. Порой весьма симпатичные. Но это не слова — обёртки для слов. Никакой новой мысли. Даже если учесть, что «мыслитель не говорит ничего нового, он просто иначе расставляет акценты» — нет и этого, пожалуй.

Собственно, меня никогда и не интересовала суть как таковая. Задачей, если я вообще ставил себе таковые, моей всегда было добиться изящной формы. Суть? Какая суть, о чём вы? Я только и умею, что на разные лады повторять чужие слова. Да, наверное, есть такая ниша: красиво сказать заново уже известное. Проповедник? И у того больше мышления. Разве что проповедник-фанатик, с ошалелыми глазами доносящий до тёмных толп только что усвоенную правду обо всём.

Это касается, конечно, не только буквотворительной деятельности. Букотворительной — заметьте, какая новая форма, да? Сегодняшний день прошёл не зря, новое слово придумал. Ну так вот, это касается не только букв. Кем я работаю? Правильно, правлю чужие макеты. Новое я не изобретаю, мне это невероятно сложно, любой новый макет — это выстраданное откровение. Оно может вдруг свалиться, а может и нет — но это не будет результатом мыслительной деятельности. Да, если удаётся облечь это в красивую форму — а это я всё-таки как-то умею — то получается симпатичненькая такая поделка: суть — от бога, обёртка — от не вполне скромного труженика Элвина. Самое любопытное, что в случае удачного сочетания божественного откровения и обёртки, разные действительно думающие люди начинают объяснять, в чём же именно соль — объяснение находится, каждый раз совершенно невероятное с точки зрения моих мыслительных возможностей. «Он не знал, что говорит прозой». Он правда не знал, он никогда бы не смог, оно само на него упало.

С музыкой — то же самое, хотя тут сложнее, потому как оно всё откуда-то периодически валится. Но конечно же, никаких новых приёмов. Самое главное для меня — как звучит, а не композиционная составляющая. Я не могу помыслить сложную композицию, она не укладывается в голове. А вот взять обрывки когда-то звучавшего, случайно услышанного, а то и вовсе ремикснуть пару mp3-шек — это пожалуйста.

Я — человек номер два. Люди номер один — это те, кто придумывают. Люди номер два только облекают в форму. Даже не облекают — а только подправляют. А может быть, подправляют люди номер три, и я — человек третьего эшелона. Когда человек номер один показывает мне свой шедевр, то я не вижу в нём сути, я вижу в нём несовершенную форму. И я говорю: ну вот тут не так, и здесь по-другому надо, и вообще так не делается. Спрашивать меня, как оно в целом — бесполезно. В целом — это значит для меня не суть, которую я не вижу, а только общее впечатление от формы. А творцу сути кажется, что я прикапываюсь к мелочам.

Мне интересен вопрос как, и мне совсем не интересен вопрос что. Сейчас, среди людей, провозгласивших Суть превыше всего и незначительность форм — совершенно справедливо провозгласивших — сейчас я понимаю свою малость. Может быть, для них я и вправду ценен своими навыками обращения с формой, но что я буду делать со своими обёртками в мире Сути? Они смотрят — и видят за всем суть, а я вижу только фасад.

Со мной никогда не случалось мышление, мышление, как игра смыслов, как расстановка ключевых фигур. Не я мыслитель, расставляющий акценты. Я пытаюсь что-то донести — а оказывается, давно было. Я пытаюсь придумать новое — и тону в играх словами, в формах, а главное — в себе.

Формы — это порождения эго, это то, чем человек показывает свою умность и напыщенность. Если мой бог обронит суть и она попадёт в мои формы — тогда мои старания ещё могут иметь какой-то смысл, а если не обронит — то будет лишь шелуха. Самая беда в том, что я совершенно не могу отличить одно от другого.

В игрушечном мире The Elder Scrolls есть такие полубоги — daedra. Они не умеют творить, они только могут изменять уже существующее, уничтожать, разлагать на части. Вот я и есть дейдра. Может быть, поэтому мне нужен бог, дающий суть, а тем, кто мыслит самостоятельно, бог как будто и не нужен.

According to My Design

Вот мне интересно, да, а как живут атеисты? Они что, сами план составляют? А если не составлять — то как, жинзь идёт хаотически?

Я потерял своего бога, но как ни стараюсь, и как к тому философия окружающих людей ни подталкивает — никак не могу перестать в него верить. Он же есть! Вроде бы уже и пользы от него никакой, и всё прекрасно без него доказывается, и даже светлое будущее собираются без него строить — но он всё равно есть! Даже если я совсем перестану верить — он никуда не денется, он так и будет планировать мою жизнь и вести согласно своему странному плану.

«Everything That Has Transpired Has Done So According to My Design»