Первый снег

Позади первые дни нового года, слитые в одну молочную пелену. Впереди — ничего, просто обычный год. Впереди — всякие дела, за которые ох как неохота браться. Праздник красен ожиданием, но он вял, короток, неясен. Быстротечен.

Три дня больших минусовых температур, облако мороза, покрытые коркой льда окна. Скоро будут другие. Потерянная лошадка где-то там, в тумане. Она уехала, её нет, она не помнит. Что когда-то было всё по-другому. Я не уверен, хочу ли я снова, но чего же тогда ещё хотеть?

Мне хотелось бы жить красотой, а живу людьми. Мне тоскливо, я совершенно не могу один. Легко уходят друзья, может быть, скоро появятся новые.

Может быть, именно сейчас стоит начать новую жизнь. Я ведь теперь знаю, как правильно жить, и даже кое в чём умею. Жизнь — вечная школа, школа отношений между людьми. Умные люди говорят, что величайшая красота в мире — красота человеческих отношений.

Я не хотел уметь, теперь же хочу — да не умею, но учиться этому интересно. Первоклашка на третий день учёбы, поняв неизбежность её, начинает любить учиться.

Снова писал музыку. За один вечер и одно утро. Было ради чего. Может, надо перестать кряхтеть, когда завязываешь шнурки, размяться по утрам вопреки протестующему организму, перестать считать себя больным стариком. Это неправильно, что поутру болят почки, это неправильно, когда у тебя днём и ночью, летом и зимою, в холод и жару течёт из носа. Я молодой, я не могу в это поверить, но я молодой!

Впереди ещё день рождения, два месяца зимы и весна.

Может, я когда-нибудь стану таким, как она хотела: я смогу и захочу повести её хрупкое существо по водам жизни, я буду жить уверенно, пойду — и не оступлюсь, и стану примером ей и прочим детям.

Как совместить и то и это? Оно совместится. Она не вспомнит обо мне, не вернётся никогда, и никогда не станет прежней, она останется жить моим аленьким цветочком — даже тогда, когда другая незаметно займёт её место.

Элвин — Первый снег

Не могу удержаться…

Ирония судьбы-2

Посмотрел тут продолжение «Иронии судьбы». В экранке. Конечно, рецензии типа это очередной «ночной дозор» — насторожили. Оказалось зря… Ведь это зависит от того, как смотреть фильм, какими глазами. Мне показалось, что это некая такая дань уважения, что ли, ну плюс лёгкий дружеский стёб над старым, наизусть знакомым фильмом.

Что до меня, то пришёлся этот фильм настолько вовремя и под состояние моё, что будто часть жизни заново прожил. Ведь всё было, не то чтобы до мелочей, но до тонкостей интонаций и ситуаций — всё было почти так. И снова страшно стало, как тогда было, а было очень страшно; но и снова тепло от слов Лукашина, как тепло было от осознания своей глубокой правоты. Ведь всё правда в фильме, и удача подыгрывает непутёвому Антону Городецкому, несмотря на происки бандита Саши Белого. Иванушка-дурачок снова посрамляет злодея, а любовь одерживает победу над здравым смыслом.

Это ведь старая добрая русская сказка, не так ли?

2008

Когда я назюзюкаюсь, меня тянет вытворять всякое.

Но я стыжусь не этого.

Мне стыдно, что я не могу делать то же самое трезвым.

Короче, поздравляю с наступившим.