Элвин и бурундуки

Социальных сетей развелось превеликое множество, а ведь в идеале сеть должна быть одна. Со всеми удобствами. Чтобы она была единым OpenID для всех сайтов, где была бы единая информация о человеке. Увлечения, сайты, которые он читает, его друзья, чтобы всё это наглядно, и чтобы карта была, где живёт, какие места любит.

Вот в конкуретной борьбе она и родится, наверное.

Интернет в существующем виде — это только зачаток, только ребёнок того, что потом может быть. От набора страниц мы перейдём к тому, что у каждого будет домашняя страница — что-то вроде добровольного паспорта, а интернет сам по себе станет социальной сетью. На каждом форуме, на каждом сайте — чьём-то личном или же тематическом — человек будет идентифицироваться одним-единственным своим аватаром-паспортом.

У меня ник в интернете один, хотя я встречал и других Элвинов. Моё имя-отчество, место жительства узнать несложно. И это правильно. Потому что я не брякну в общественном месте инернета то, чего бы я не брякнул в любом другом общественном месте.

Таким образом, интернет из холодно-инфомационного пространства превратится — уже превращается — в тёпло-человеческое, из хаотической каши ников — в упорядоченные аватары живых людей, из вакханалии лжи, безудержных фантазий и неконтролируемого обмана — в упорядоченное общежитие, место общения, обмена опытом, совместного творчества. Злоумышленник, как и в реальной жизни, будет иметь много шансов быть пойманным, обманщик — уличённым, и всякий будет отвечать в полной мере за то что он говорит и делает.

К слову, нелишним будет сказать и о моём отношении ко всей этой борьбе с пиратством по части музыки и софта. Граждане любят покричать о свободе, мол, как так, чего хочу, того и качаю, и проги они же из воздуха берутся, как можно всё это ограничивать? А Элвин, гад такой ментовской, значит за то, чтобы свободу в Сети попрать и всё под контроль поместить.

Товарищи, если человек творит музыку и желает получить за неё деньги — то он имеет полное право их получить у того, кто желает слушать его музыку. А если я слушаю и не плачу — то я поступаю нечестно, ведь автор мне дал музыку только послушать, а если понравилось — он просит её купить. Он имеет право.

Если человек, люди, контора — написали программу, и хотят за неё денег — то тот, кто хочет этой программой пользоваться, разумеется, должен за неё платить. Это справедливо, это честно, это по-совести.

Только вот какой момент. Цена. Рыночная экономика нам говорит, что вещь стоит столько, сколько готовы за неё платить. Хорошо, пусть так. Дорогие софтописатели и музыканты! Почему крадут ваши произведения? Ведь можно купить, это достаточно доступно. А потому, что за неё не готовы платить столько, сколько вы просите. Снизьте цену! Это одна из причин.

Другая причина — вопрос доступности. Вот столько денег тратится на борьбу с пиратством в смысле введения всяких систем защиты контента, закрытие файлообменных сетей, тяжб с электронными библиотеками… Но тут же есть вторая сторона, и она гораздо важнее: обеспечение доступности покупки. Конечно, тут многое сделано, действительно, есть веб-мани, есть яндекс-деньги, куча платёжных систем — но почему-то не пользуются. Видимо, пока не очень удобно. Вот я, человек вроде совестливый, да только ленивый, сколько я собираюсь завести wm-кошелёк и положить туда деньги, с тем, чтобы покупать mp3-ки и купить самые пользуемые программы (те, которые недорогие), плюс спонсировать кое-кого из тех, кто не просит навязчиво денег за своё творчество (такие люди мне крайне симпатичны). И до сих пор не завёл. Я ленив, да. Но меня утешает то, что я очень не одинок. Максимально упростите все системы оплаты! Сделайте ещё, ещё доступнее! Снизьте цены!

А вы вместо этого делаете недоступнее то, что раньше можно было взять просто. И это третий важный момент. Мол, щас мы всё закроем, всё возьмём под контроль — вот тогда-то вы, ленивые граждане, зашевелитесь и забегаете, и купите как миленькие, куда ж вам деваться. Дык, а кому понравится, что только что была свобода воровать, даже не задумываясь, а теперь её нет? Пусть да, пусть справедливо это, то, что хотят сделать, но соблюдайте первые два условия: сделайте тогда дёшево и столь же просто-доступно, как было — ну, понятно, так просто не сделать, ведь речь идёт о деньгах, но всё-таки максимально — и всё будет по-справедливости. Я только за.

Вообще есть четвёртый момент, тесно переплетающийся с первым — с ценой. Момент в том, что передать вещь — это не совсем то же самое, что передать программу, текст или музыку. Когда вещь передаётся — она исчезает из одного места и возникает в другом. Она забирает преимущества у одного субъекта и даёт его другому. Похожим образом действуют некоторые невещественные объекты типа оскорбления, государственной тайны или технологии производства. То есть вот например: оскорбление ставит одного субъекта выше другого, потому что один гордо оскорбляет, а другой является униженным объектом оскорбления, тут сотрясение воздуха превращается в убыток одному и прибыток другому, несмотря на то, что ни у одного само по себе слово-оскорбление не убыло и не прибыло. Государственная тайна, будучи просто информацией, конечно, не убывает у государства, у которого она пропала, но эта информация даёт ощутимое приемущество другому государству, в пользу которого она была передана, и государство, у которого её украли, несёт таким образом относительный убыток своей мощи перед соседом. Так же и технология, будучи переданной, никуда не исчезает у того, кто её передал, но, появляясь у того, кому передали, даёт ему приемущество, увеличивает его силу, следовательно, тут речь о больших материальных потерях и приобретениях.

Совсем, на порядки иначе обстоит дело с интеллектуальной собственностью вроде программ, текстов и музыки. Пользование мной программой Windows не наносит никакого ущерба Биллу Гейтсу. Ни-ка-ко-го. Закон почему-то исходит из предположения, будто бы я купил винду за четыре тыщи рублей, если бы не смог украсть. Ведь только тогда можно считать, что я причинил Микрософту ущерб, не заплатив деньги, которые в другом случае были бы заплачены. Но если бы я не смог переписать винду за просто так, то я вообще не стал бы её покупать! Я бы пользовал Линукс какой-нибудь, не помер бы. Впрочем, я конечно себя не оправдываю, ведь, смотри выше, я всё равно нарушил договор, нарушил условие, при котором Билл Гейтс разрешает мне пользоваться своим продуктом. А он разрешает при условии, что я заплачу. То есть по-совести я поступил плохо, но, повторяю: он не пострадал, потому что денег бы он от меня не увидел ни в каком случае, кроме того, к чему я всё и веду: если бы он оценил свою винду раз в десять дешевле. Четыреста рублей? За лицензионную винду? Я заплачу. Она продаётся почти в любом компьютерном магазине. Надавите на пиратов, чтобы не искушать меня — и я заплачу. Не искушайте меня, сделайте мне удобно, я — потребитель, я — прав.

Что до идентификации личности в интернете… Вот идёшь ты по улице, проехал идиот на автомобиле, и забрызгал тебя грязью. Дык у него номерной знак есть, и марка машины, которые так просто, как ник на форуме, не поменяешь. При желании можно идентифицировать. Конечно, фиг я буду искать идиота, который меня обрызгал, но у меня есть свобода это сделать! Вот она — свобода. Это вовсе не свобода от ответственности, как раз наоборот: свобода делать и быть ответственным. Я — честный человек, считаю себя вполне порядочным, мне бояться нечего. Я не обрызгаю грязью, а если обрызгаю — не побоюсь за это ответить, потому что так правильно, если ты ошибся, а тем более нарочно сделал кому-то неприятно, надо ловить все последствия.

Ну, а теперь, вот те социальные сети, где я есть. Началось всё с Моего Круга. Дальше пошли Одноклассники, toodoo (сеть читателей сайтов, по кнопке в правом нижнем углу странички можно стать моим читателем), Мир Тесен, Мой Мир на майле. Приходится быть на всех, что поделаешь! Каждый удобен по-совему, универсальных нет.

Или вот так:

Мой Круг — Володкович Иван

Выяснилось, блин…

А то ведь я окромя своей Оперы ничего и не вижу.

Выяснилось, что в Лисе у сайта правый градиент пропадает при перемотке, а ИЕ до шестой версии включительно не научился показывать png, из-за чего логотипус в левом верхнем получается с серым фоном.

Будем думать как исправить.

А ты пока юзай Оперу ;)

Путин — американскому журналисту.
Прямым текстом:

Почему вы полагаете, что вы имеете право вмешиваться в наши дела? Вот в этом, собственно говоря, и состоит основная проблема в наших отношениях. Ведь в последние годы нам как бы говорят: мы вас ждем, мы хотим принять вас в нашу семью, в нашу цивилизованную западную семью. Но, во-первых, почему вы решили, что ваша цивилизация самая лучшая? Есть гораздо более древние цивилизации, чем американская. А во-вторых, нам тихо дают понять, на ухо шепчут: «Мы вас готовы принять, но вы имейте в виду, что у нас патриархальная семья, и мы здесь старшие, и вы нас слушайтесь»…

Ай да Путин, ай да сукин сын!

Одноразовые грызуны

Последний год наверное или около того принялся пользовать одноразовых мышек. Сторублёвые Genius’ы: поработают месяцок-другой и левая кнопочка западать начинает. А меня как бы всё устраивало: ну запала и выкинул, а мышки хорошие, довольно удобные, сенсор на 800 dpi — красота! Последняя показалась особенно удобной: моделька Netscroll 100, чёрная с серебристыми кнопочками. Относительно широкая, удобно хватать, лёгкая. Да и проработала полгода. И вот опять: кнопочка делает двойной клик заместо одинарного.

А в магазине такие кончились. Ну и купил чего-то я Logitech. За 175 рублёв. И сразу как-то он мне не понравился: тяжеловат, курсор как-то неуверенно ходит, хотя те же 800 dpi. И скорость не та, не могу настроить приятную. Привык к той. Ну, чувствую, не могу!

Взял паяльник, что в наследство от дедушки перешёл, подобрал одну из старых Гениусов (благо, Плюшкин я, не выбрасываю), спокойно выпаял рабочие микрики и благополучно впаял. Как ни странно, мышка заработала. А я как-то и не надеялся, думал, кривоваты рученьки для такого. Десять минут страха — и старая добрая мышатина снова в строю.

А зловредный Лоджитек отправился в шкаф, за семь замков и девять засовов. Пусть лежит, авось кому сгодится. Я ж Плюшкин.

вот он, грызун!

Жил-был шут.

И тяжко согрешил он, пытаясь быть серьёзным…

Игрушки, GMail

Купил я тут в субботу себе новую видюху.

Играю я не то чтобы очень часто. Тем более, нельзя меня назвать отъявленным геймером: я уже давно умеренный. Но вот хочется, если уж собрался поиграть — поиграться красиво. А то, понимаешь, начали новые игрушки тормозить. Да и не то, чтобы новые: Обливион 600×800 шёл нормально только на средних настройках, на моей не такой уж и старенькой Radeon x1600. Готика и того хуже, в Test Drive Unlimited играть просто невозможно. Между тем, я люблю гонки.

К этой стати, и слегка отходя от темы, было бы естественным сказать что-нибудь про Need for Speed ProStreet. Скажу. Хорошее: оно реалистично, машину заносит будь здоров, и сама картинка даже на минимальных настройках смотрится ну очень живо. Всё. На этом плюсики и заканчиваются. В остальном — скучнейшие и однообразнейшие заезды по гоночным трассам. Ни тебе копов, ни тебе большого города.

Долго раздумывал, чего бы прикупить. В итоге купил Asus 8600 GT с пассивным охлаждением. То есть со здоровым таким алюминиевым радиатором. Почему именно эту? 8800 дороговаты, поэтому взял переходный вариант: в игрушки под dx10 играть на нём некомфортно, ну так и Висты у меня нет. У радеонов, так любимых мною, просто нет такой переходной модели, такого соотношения цена/качество: 2600 XT будет послабже, 2900 дороговата, да и дровишки сыроваты, и качество изображения — как ни странно! — по отзывам, уступает. Забегая вперёд, скажу, что качество картинки в 2d у радеонов всё-таки повыше, чем у nVidia: сразу стала заметна чуть большая мыльность. Ну, это касается, конечно, только ЭЛТ мониторов, как у меня, на ЖК никакой разницы быть не может. Ещё думал взять GTS, но 8600 GT, видимо, отлично гонится. Для чего вдогонку к пассивному охлаждению был приобретён 120-миллиметровый кулер.

Кулер я, впрочем, цеплять пока не стал. Карточка не греется выше 75-ти. И это без направленного обдува, просто корпус у меня достаточно хорошо вентилируется. Так что задел для разгона явно есть! Вентилятор прицепить, похоже, будет несложно.

А так всё идёт быстро на разрешении 1024×768 — мне, владельцу ЭЛТ-монитора, большего и не надо. Oblivion, Stalker на максимальных настройках — никаких тормозов! Изображение — красотища. Вообще не знал, что в Обливионе бывает такой красивый туман. Так что доволен. Это пока. До выхода новых игр…

Сижу тут разбираюсь с IMAP’ом для GMail’а. Оно заработало, но как-то медленновато под TheBat идёт. Не знаю, насколько удобным окажется. У меня на Gmail’е только почтовые конференции, в принципе, удобно иметь полный архив где-то далеко, на всякий.

Да, это они:

А также
Слева — Дэвид Проуз, тело Дарта Вейдера.

Справа — Джеймс Эрл Джонс, голос Дарта Вейдера.

 
Ну и

(кликабельно, а тут версия на 4,5 мегебайта, вебстримовцам бесплатно)

Когда страус упадёт

Когда государство не способно нормально функционировать, люди начинают надеяться на себя.

Вот так и приходит она, эта демократия.

Боже мой, как испоганили это слово. Сейчас оно значит всё что угодно: её можно привнести, насадить, установить, ею можно оценить, как прокрустовым ложем. У вас демократии больше, у вас меньше, тут она увеличивается, там — уменьшается. Демократия стала иметь вес, размеры, географию. Демократия стала синонимом мирового полицейского, единственной по-настоящему сильной в военно-экономическом плане страны — Соединённых Штатов Америки. Демократия — это название того мирового порядка, который соответствует интересам США, и давно уже не один из самых светлых идеалов государственного устройства.

Когда государство перестаёт защищать граждан, они сбиваются в стаи, в государства внутри государства, чтобы иметь возможность защитить самих себя. Ведь плохо государство или хорошо, сильно оно или слабо — инстинкт самосохраниения никуда не денется, люди всё так же хотят жить, и желательно жить хорошо. Ярчайший пример государства внутри государства — система воровских понятий. Принцип существования этой системы гораздо более суровый, чем тот, который люди увековечили в букве Конституции или Ветхого Завета (не говоря уже о христианских добродетелях). Идеалы тоже пониже рангом: не то чтобы там абстактное светлое будущее с его каждому по потребностям и от каждого по возможностям, но возможность личного выживания и обогащения — через доминирование, через полезность, через занятие определённого места в пацанско-воровском сообществе.

Это сообщество не так узко и мало, как могло бы показаться. Оно вовсе не состоит из каких-то преступных сообществ, эхо зэковских законов местами настолько плотно переплетается с обычными, мужицкими понятиями, что одно от другого отделить невозможно.

Однако, далеко не все имеют завязку в этом сообществе. Есть и одиночки. Прежде, чем перейти к одиночкам, конечно, надо бы затронуть связи в государственных структурах — которые имеют мало общего со здоровым функионированием законной системы; надо бы затронуть принадлежность к сильным мира сего: если у тебя много денег, то ты сам себе маленькое государство; ну и не обойти национальные диаспоры: если ты часть её — ты уже не одинок, ты — сила. Есть и куча организаций, которые могут защитить и помочь в каком-то очень определённом аспекте, но эти организации (защита прав потребителей, ТСЖ, политические партии…) они не занимают большую роль в слабеющем государстве, скорее, наоборот: они сильнее, когда само государство сильно, а поэтому к не относятся к затронутой теме.

И вот, одиночки. Их немного. Это иногда люди, это семьи. В самом деле, как прожить, разве что друг с дружкой. А что более стабильно, чем хорошие кровные узы, и проверенная временем дружба?

Так не будем прикидываться, в стране осадное положение. Говорящие головы в телевизоре, бодрые голоса диджеев, красотки с ярких рекламных щитов могут внушить обманчивую мысль, что всё хорошо, гламурно и замечательно. Почему бы и не согласиться? Всё хорошо, a la guerre comme a la guerre, жив ведь! Но в гламурном смысле? Увольте. Я могу найти время для неспешного выбора хостинга для сайта, для чтения новостей про возрастающую ёмкость накопителей информации, о том, как трогательно гринпис борется за права ёжиков — но нищие в метро заслоняют собой рекламные плакаты.

Тут вопрос в фокусировке зрения. Можно видеть одно, не видя другого. Двадцать процентов населения живёт большей частью в светлом будущем, только потому, что богата родина наша на полезные ископаемые, и богаты терпением остальные восемьдесят процентов — они живут в средневековой нищете, в боли, страхе и страданиях. Можно бы прописать им лекарство с фонарных столбов: йога-медитация, отстранись от жестокой реальности, останься наедине с мечтой, вход бесплатный — выхода нет. Да здравствует демократия по примеру самой демократичной страны в мире! Двадцать процентов за счёт восьмидесяти.

Вопрос в фокусировке зрения. Я попал в число двадцати, я свободен фокусировать зрение по своему желанию, я могу видеть — а могу и не видеть. Я могу по желанию наслаждаться плодами будущего, плюя на тех, кому не повезло, потому что мне везёт не просто так, а за их счёт.

На войне как на войне, началось страшное время, когда каждый выживает, как может. Надо оставить того, кому ты не можешь помочь, но надо помочь тому, кому можешь, потому что иначе никто не поможет, каждый сам за себя. Государство как таковое находится в странном состоянии, где-то около возрождения, но пока не может постоять за своих граждан, и поэтому ты — тот, кто может — должен помочь. Ты выживешь в одиночку, с теми, кто тебе верен, и с теми, кого ты спасаешь.

И если веришь, то увидишь и ещё один круг, ещё одно своеобразное государство в государстве: если ты станешь его гражданином, то не останешься без помощи. Его не просто увидеть, и там не выдают паспортов, там даже нет своей блатной фени, и нет тайных знаков, по которым можно было бы опознать своих, но тем не менее, ты сможешь увидеть, если постараешься, тех людей, кто заодно с тобой, не зная тебя, и тех, кто не зная тебя — тебя спасает.

Страус не способен летать, но ошеломительно быстро бегает, чем если и не компенсирует свой недостаток, так по крайней мере заставляет собой восхищаться. Говорят, страус с отрубленной головой может пробежать десяток метров, и так получается, что мир видимой силы в агонии исчерпывает себя, а ты не бойся его, не готовь для него инструменты, лучше перетачивай меч на садовые ножницы: когда страус упадёт, всё будет совсем по-другому, ты можешь только почувствовать, как. Надо выживать, безусловно, но выживать душою. Готовься жить в лучшем мире, будь сам лучшим миром: ты сам за себя, и за тех кого любишь — ну а мертвецов придётся оставить хоронить мертвецам.

Превед, интернед!

Еду в метро, смотрю на рекламу. «Сибирские сети», провайдер. Нарисован придурковатый такой медвед с букетом асечных цветочков, кричащий: «Превед, я интернед!». Креативно.

Внизу надпись, типа можно подключиться теперь не выходя из дома, свяжитесь с нами любым доступным вам способом. И адрес сайта. И адрес офиса. И всё. Ни телефона, ни мыла, ни аськи. Как хотите, так и связывайтесь.

Доехал быстро и весело.

Это не та картинка, но тоже в тему:

интернед

Улучшение зрения

Мне тут случайно попалась очень интересная книжка. Книжка 20-го года прошлого века, написана американцем Уильямом Бейтсом, про улучшение зрения. Я как раз интересовался этой темой: зрение у меня стало заметно хуже за последние десять лет, и, понятно, меня всё это не на шутку волнует.

Книга великолепная, и что в ней интересно, что автор, как истинный врач, лечит не болезнь, а пациента. В основе его методики восстановления и улучшения зрения лежит довольно глубокая жизненная философия. При этом врач далёк от мистики, всё проверенно опытом и многолетними исследованиями. Несмотря на то, что книга написана почти сто лет назад — она сохраняет свежеть и актуальность. Излагает автор бодро и интересно.

Цитаты:

Изначально усилие увидеть является психическим усилием, а напряжение психики во всех случаях сопровождается потерей психического контроля. Анатомически результаты усилия увидеть удаленные объекты могут быть теми же самыми, что и при рассматривании какого-нибудь близкого объекта без усилия, но в одном случае глаз делает то, что требует делать психика, а в другом случае этого не происходит. Эти факты, думается, в достаточной мере объясняют, почему зрение ухудшается по мере развития цивилизации. В условиях цивилизованной жизни психика людей находится под постоянным напряжением. Появляется больше, чем у нецивилизованных людей, вещей, которые их волнуют. Современным людям нет нужды сохранять хладнокровие, и быть выдержанными для того, чтобы видеть то, от чего зависит их существование. Если бы первобытный человек позволял себе нервничать, он быстро вымер бы. Цивилизованный же человек выживает и передает свои психические данные потомкам.

* * *

Мысль о том, что расслабление дает глазам отдых для того, чтобы в последующем иметь возможность использовать их, также ошибочна. Глаза созданы, чтобы видеть, и если, когда они открыты, они не видят, то это потому, что они находятся под таким напряжением и имеют такую большую аномалию рефракции, что не могут видеть. Зрение вблизи, хотя оно и осуществляется с помощью мышц, является не большей нагрузкой на глаза, чем зрение вдаль, выполняемое без их вмешательства. Использование мышц не обязательно приводит к утомлению. Некоторые люди могут часами бегать без устали. Многие птицы спят, стоя на одной ноге. Пальцы их ног плотно сжимают качающуюся ветвь, но мышцы при этом остаются неутомленными очевидным напряжением.

* * *

Под концентрацией обычно понимают делание или думание только об одной вещи. Но это практически невозможно, а попытка сделать невозможное и есть напряжение. Человеческий ум не способен думать только об одной вещи. Он может думать об одной вещи лучше, чем обо всем остальном и находиться в состоянии покоя только тогда, когда именно так и поступает.

Уильям Бейтс, «Улучшение зрения без очков».

Книга на FictionBook.